Зорий Зорьян - "Деятельный и храбрый защитник города"

В газете "Шаржум" от 26 ноября 1917 г., издававшейся в Ахалцихе, читаем: "24—го числа сего месяца получено сообщение, что на место прибывает новоизбранный городской глава, дашнак Зорий Зорьян..." В сообщении далее описывается, как весь город, в сопровождении духового оркестра городской школы, со знаменами ремесленных союзов и АРФ Дашнакцутюн вышел к окраине встречать прибывающего из Тифлиса Зория Зорьяна. 

Зорий Навасардович Зорьян 


Ахалцихцы вышли встречать молодого человека, которому только исполнился 31 год, не подозревая, каким городским главой и организатором станет этот человек, как много он сделает для христианского населения города и всего уезда (армян, грузин, русских), для евреев и главное — для армян в эту тяжелую пору... 

Как сообщает Ерванд Симонян (в воспоминаниях "Лица и случаи") Зорий Навасардович Зорьян родился в 1886 г. в Тифлисе. Отец был родом из Цхны, зок (армянская этнографическая группа в гаваре Гохтн), мать, Ефимия, родилась в Тифлисе и была одной из образованных и умных женщин города. Зорий окончил гимназию в Тифлисе, поступил в политехникум. Однако после смерти отца для семьи наступили тяжелые времена, и он не смог закончить учебу. 

В годы сталинского террора 3. Зорьяна сослали в ссылку, откуда он вернулся 3 года спустя без единого зуба во рту. Он удивленно спрашивал жену, тоже вернувшуюся из ссылки, как она вынесла эти мучения... В 1943 Зорий погиб в Тбилиси в автокатастрофе. 

...Зорий Зорьян всего месяц как исполнял ответственную должность городского главы Ахалциха, когда в уезде резко обострились межнациональные отношения. Местные турки, составлявшие более 60 % населения, подстрекаемые и поддерживаемые Турцией и при содействии Тифлисского национального совета турок (азербайджанцев) Закавказья, 27 декабря 1917 г. собрали под ружье 15.000 человек и осадили Ахалцих, требуя освободить город, сдать его им, поскольку там будет центр их будущего (самоуправляемого) кантона. 
Главарь месхетинских турок Омар-эфенди на переговорах с руководством города заявил, что к армянам у них претензий нет, у них счеты с грузинами... Зорий Зорьян, делавший первые шаги как руководитель города и как дипломат, совершенно правильно отказал туркам в их требовании сдать город. Под его руководством сразу же была организована гвардия городской самообороны, которая под началом опытных командиров была послана занимать боевые позиции на Подступах к городу. 

Между тем, чтобы еще более усилить напряженность в отношениях и не допустить их мирного разрешения, была организована провокация: на дорогу в Ахалкалак подбросили тела двух убитых турок, обвинив в их смерти армян (знакомый сценарий). 
Несмотря на крайнюю взрывоопасность ситуации, 3.Зорьян смог так умно и гибко организовать переговорный процесс с турками, что по его требованию в Ахалцих прибыли представители Кавказского комиссариата. 
За короткий период переговоров и подготовки города к самообороне авторитет З.Зорьяна возрос настолько, что 27 января на заседании новоизбранного Национального совета его единогласно избрали председателем национального совета Ахалцихского уезда. 
Разумные и конструктивные предложения 3. Зорьяна на заседаниях Межнационального совета г. Ахалциха в январе месяце немало способствовали примирению противоборствующих сторон и установлению мира в уезде, так как он считал, что из этих мелких стычек (тогда еще они были мелкими) может легко разгореться пожар во всем Закавказье (и не ошибался)... Отлично понимая с кем имеет дело, зная о вероломстве турок, он "не выпускал из рук палки", готовя город и население к возможной войне. 
При его непосредственном участии и его стараниями 28 января был создан армянский батальон. 

Для нормализации ситуации в Ахалцихском уезде (в Месхети) 3. Зорьян прибегал ко всем новым способам; так, 22 февраля по его непосредственной инициативе в Ахалцихе было проведено заседание межнационального совета, где он представил тяжелую ситуацию в крае: безвластие, разбой со стороны турок и пр., и достиг того, что совет решил поставить этот вопрос перед съездом турок в Абастумане 26 февраля. 

Когда 6 марта устроившие засаду в Ацкуре турецкие бандиты внезапно напали на военный обоз и убили 9 и ранили 7 армянских солдат, городское правление под руководством Зорьяна приняло совершенно правильное решение о взятии под охрану 200 турок — крестьян и служащих, бывших в городе, чтобы уберечь их от самосуда. 
Была усилена охрана и турецкой мечети, которая по предложению 3. Зорьяна охранялась еще с 29 декабря 1917г. для предотвращения возможных актов мести христиан или провокации самих турок. 

Дальнейшие события показали, что городское правление Ахалци-ха и Армянский национальный совет во главе с 3. Зорьяном действовали правильно, умно, вели дальновидную политику. 

Ацкурские турки были сильно обеспокоены судьбой своих соплеменников в Ахалцихе. Они постоянно звонили 3. Зорьяну, обещали и предлагали обменять армян и грузин Абастумана и Ацкура на ахалцихcких турок. Городское правление и Армянский национальный совет беспрепятственно и в целости—сохранности вывели турок из города, но те, по своему обыкновению, нарушили договор и не освободили армян и грузин. Это вероломное поведение турок подтверждает и представитель партии "Мусават" Али Асар Наджафов ("Шаржум", 1918г., № 20). 

Армяне вынуждены были арестовать несколько десятков турок, которых 30 марта Зорьян обменял на армян и грузин Абастумана и Ацкура. 

3. Зорьяну удалось преодолеть еще одно препятствие: по приказу Сейма от 7 марта национальные воинские формирования выводились из подчинения Национальных советов, а это сильно осложняло организацию обороны. Приложив все свои усилия, 3. Зорьяну удалось мастерски избежать выполнения этого приказа, не испортив при этом отношений с представителем местных воинских властей генералом Макае-вым (Макашвили). 

"Городское правление Ахалциха сообщает к сведению товарищей и граждан Ахалциха, что злоумышленники распространяют слухи, порочащие честь и достоинство евреев — граждан Ахалциха... Просим не верить этим слухам и соблюдать столь важные для города спокойствие и порядок". 

Это заявление за подписями 3. Зорьяна и других членов городского правления спубликовано в газете "Шаржум", № 13 от 1918 г. 

Что это были за слухи? 


Памятник ахалцихским ополченцам, павшим в Ацкуре и Цукруте. 

"Евреи заготавливают в большом количестве бинты для турок, евреи собираются поджечь городской мост, евреи шпионят в пользу турок" и т.п. 

К чести армянского населения города надо сказать, что, благодаря действиям городского правления под руководством 3. Зорьяна, эти слухи воспринимались именно как провокации с целью рассорить армян и евреев города. 

Несмотря на трудности и опасность, 3. Зорьян один или в сопровождении членов правления днями и ночами обходил позиции сил самообороны, бывал в приграничных с турецкими селах, сам знакомился с ситуацией и решал нужды населения и солдат. У него не было корыстного интереса. Жил он хуже, чем средний гражданин, никогда не запускал руку в карман самообороны и не позволял этого другим. Поэтому люди верили ему; он олицетворял для них движение самообороны, и люди шли за ним не раздумывая и не сомневаясь. 

Армяне (и не только они) буквально боготворили его и все удачные действия самообороны приписывали ему. 

Вот еще одно сообщение в газете "Шаржум" (1918г., № 23): 

"Дорогой товарищ редактор "Шаржума". Я хочу подарить деятельному и храброму защитнику, городскому главе 3. Зорьяну 100 рублей с тем, чтобы он употребил их на пользу неимущим семьям воинов, павших в Ацкуре. 
Ахалцихец." 

Даритель не назвал своего имени; для него это было неважно. Важным было общее дело. Так поступали многие, следуя патриотическому примеру 3. Зорьяна. 

Эти чувства доверия, чести, справедливости, искренности сплотили не только ахалцихских армян, но и грузин, евреев, русских, ставших единым кулаком. Именно благодаря этому они и победили. 

И сегодня в Месхетии и в Джавахке 3. Зорьяна вспоминают с чувством глубокого уважения, говорят о нем так, словно тот жив и стоит рядом с ними. 
Человек стал легендой. Память о нем передается от поколения к поколению. 
Благодарные потомки ахалцихских храбрецов, по—моему, воздадут должное памяти этого человека (спасшего, как пишет Ерванд Симонян, население города и уезда от резни дважды — в 1918 и 1921 гг.), если поставят ему памятник в городе и назовут его именем школы и улицы... А правильнее всего было бы вернуть его имя улице, названной благодарными горожанами в его честь еще в 1918 г. 

 

Источник: Артюш Саносян "...Еще и белый геноцид".