Они не допустили, чтобы венец стал клеймом

Они не допустили, чтобы венец стал клеймом

«Какие бы спекуляции не использовались - будь то здесь или в разных там Европах - мы будем сражаться до конца.» - Пето Гевондян

14 февраля 1994 года во время героических боев возле омарского перевала, по дороге к раненому солдату от разрыва мины скончался член АРФ Дашнакцутюн замкомандира особого шушинского батальона Петрос Аршалуйсович Гевондян.

 

Родился он 30 января 1964 года в деревне Тегер аштаракского района, где в 19 веке обосновались его предки, бывшие родом из села Гомер Гаварской области. В том же году родители переселились в прошянский поселок. Закончив с отличием школу, он поступил в ЕГУ на факультет радиофизики. Студенческие годы совпали со временем арцахской освободительной борьбы. Многие родители отсылали своих сыновей в «тепленькое местечко» - за рубеж, чтобы они переждали там эту тяжкую годину. Пето был самостоятелен и «неуправляем». Он отлично сознавал, что освободительное движение постепенно вступает в стадию военного противостояния, дезертиры ударятся в бегство, а истинные воины должны будут сражаться. Каждый был на своем месте.  

…Ясным, солнечным весенним днём 10 мая 1990 года,  в посёлке Прошян, в тени дерева собралась, группа ребят, их  внимательный и озабоченный взгляд был направлен на красный флаг и ружьё лежащее на пени дерева. В этот день группа молодых ребят вступающих в ряды АР Дашнакцуцюн по очереди выходили вперёд, и поставив руку на флаг и ружьё давали клятву. Очередь дошла до Пето. Он  с присущей ему решительностью и задумчивость подходит к флагу и повторяет слова клятвы: «… если необходимо будет, в том числе и ценой жизни буду служить делу освобождения Армении и армянства». С этого дня начинается отчёт времени для Пето. Ему суждено было за короткий срок стать легендой, и доказать, что он верен клятве: «свобода или смерть» данной  его предками.   Для прошянского отряда наступают месяцы тренировок, организованные АРФ, многие из ребят, вставших на путь борьбы, впервые держали в руки оружие. Им предстояло научиться азам военного искусства.

 

Из воспоминаний Мкртича Мкртчяна о Пето : « Я не встречал человека и не помню кого либо кто бы с таким упорством и последовательностью изучал литературу о военном искусстве и владению различного оружия. А также изучению различных  карт разного масштаба».  
Манукян Размик: «…В руках у Пето всегда были карты и какие то чертежи, он смотрел на них, внимательно изучал. В те дни он ещё не сильно разбирался в военном деле, но чувствовалось его стремление узнать всё о том, чем он собирался заняться» 
Было необходимо в короткие сроки выучиться военному делу, овладеть знаниями для того, что бы быть готовым к решительным действиям в бою.   
В эти месяцы, пока проходило обучение, мысли, и душа Пето были далеко в Арцахе. 
Из воспоминаний Асатряна Рубена: « …в Абовяне вместе с прошянцами, для повышение боевого мастерства участвовали в тренировках и наш отряд.  Уже в эти дни была видна тяга ребят отправиться в Арцах. Их боевой дух был очень высоким и воодушевляющим». 

После  примерно четырех месяцев тренировок,  наконец то реализовывается мечта Пето, их отряд, по поручению соответствующего органа АРФ, направляется в Арцах, Шаумяновский район. Они были одними из первых бойцов, добровольцев, отправляющихся в Арцах, которым было суждено, с высочайшей ответственностью и самоотдачей укладывать первые кирпичики в фундамент Арцахской освободительной войны.   

Как для прошянского отряда, так и для Пето первым серьезным боевым крещением стали оборонительные бои за Воскепар, а затем за ущелье Эдилла Гадрутского района. 
Особый шушинский батальон и его замкомандира Пето участвовали во всех боях за освобождение Арцаха. Одаренный командир, он все свое время проводил возле карты, на боевых позициях. Он всегда знал, куда идет сам и куда ведет своих воинов. И никогда никого из своих солдат он не подверг излишней опасности - он всегда выбирал тот вариант, где опасность была минимальной. Ибо жизнь солдат была предметом его постоянной заботы, и он правильно разрабатывал план боевых действий именно потому, что важнейшим для него являлся этот фактор.

 

Сам Пето говорил о воинах: «Ничего не стоит тот воин, даже учившийся и окончивший военное, высшее учебное заведение, если у него нет преданности, умения принять верные и уверенные решения, боевого духа, силы воли, любви к Родине и к нации.» 

Один из бойцов вспоминает: «Пето всегда был с нами, за нашими спинами, а в моменты боя был впереди нас» (Талинцы Саркис). 
Катнахпюрци Варткес добавляет: « Он как, командующий и как воин был первым. Какая бы операция не была, Пето всегда был впереди, то как он себя вёл и его личный пример направлял и воодушевлял ребят».
Среди воевавших в отряде Пето добровольцев было распространено мнение, что если Пето рядом, то любая цель поставленная перед ними будет выполнена, а опасность будет сведена к минимуму. 

В 1992 году благодаря его батальону было остановлено продвижение противника в Степанакерт по направлению Кичан-Срхавенд.
Пето был немногословен и вообще скромен. Довольно часто именно эта черта характера привлекала к нему людей. Тем не менее этот скромный человек обладал поистине львиным сердцем, которое давало знать о себе лишь в экстремальных ситуациях. Тому есть множество подтверждений, превратившихся в легенды, но я приведу лишь одно. В январе 1993 года в Срхавенде проявилось мастерство и воинская смекалка Пето. Переносным зенитным управляемым комплексом «Игла» Пето уничтожил «Миг -25», бороздящий мартакертское небо с разведывательными целями.

Летчик сумел катапультироваться.
За этот подвиг Пето получил награду в 50 тысяч рублей, которые разделил между семьями своих погибших друзей - Карота и октемберянца Алика Алексаняна 
Всегда задумчивый Пето обладал неистощимым юмором и испытывал искреннее уважение ко всякому рядовому воину.
Перед тем как направится на южные границы НКР, отряд Пето на протяжении некоторого времени был без дела. Некоторые из молодых ребят попросили у Пето разрешения поехать домой, навестить родных. Пето внимательно выслушал их, великодушно улыбнулся и ответил: «Ребята, после всего что с нами случилось, неужели не хотите увидеть Аракс, прогуляться по его берегам. Куда вы собрались? Погодите, скоро направимся на юг, мы обязательно должны увидеть Аракс». Молодые бойцы внимательно слушали его, и больше никто из них не обратился с таким вопросом к командиру. Пето задолго до того как его отряду было приказано  участвовать в боях на южном направлении, решил, что он со своим отрядом будет гулять по берегам Аракса.  
В 1994 году в новогоднем обращении к народу президент республики Левон Тер-Петросян пообещал людям мирный год, а наши противники откликнулись на это соответствующим образом: начали контратаку в направлении Физули. В этом нет ничего удивительного, ибо когда в состоянии войны пытаешься выглядеть миролюбивым человеком, то это либо предательство, либо пораженческая позиция.

 

Чтобы выйти из тяжелого положения, в Физули перебросили крупные силы, в том числе и возглавляемый Пето особый шушинский батальон, который, оказавшись в отрыве от основных частей, удержал северный участок деревни Карахамбейл, и это при том, что другие наши части заметно отступили.
3 февраля 1994 года противник, воспользовавшись на сей раз слабым состоянием наших подразделений, прорвал нашу оборонительную цепь на Омарском перевале и приблизился к подступам Карвачара. Воодушевленный этой удачей, Алиев пообещал автомобиль тому первому азербайджанскому солдату, который войдет в Карвачар… Вместе со многими Пето переместился из Карахамбейли в Омар. Неприятель захватил высоты Чичакли и Багырли. Пето, Ромик, Армик, изучив позиции противника, решили преградить пути, ведущие к этим высотам, перерезав таким образом питающую азербайджанцев артерию. Солдаты батальона удачно выполнили свою задачу. Ребята Ашота атаковали в направлении горы Багыр, а отряд Мамикона - 2071-ую высоту. Степанакертские солдаты также с успехом достигают передней линии.. Занятая особым шушинским батальоном батальоном передовая линия простиралась по направлению Гандза- Карвачар. Окопавшимся на горных склонах парням требовалось оружие и пища. С этой целью Пето спустился в Гамишли.

На шестом километре линии Гандза-Карвачар он встречает машину скорой помощи, которая не смогла прийти на помощь раненому аскеранскому воину. Опасались, что дорога заминирована. Пето, будучи не в состоянии вынести хныканья командира пострадавшего солдата, сел в машину и поспешил на помощь. Он был человеком именно такого душевного склада. Через несколько минут послышался мощный взрыв…Пето погиб, а аскеранский солдат Армен спасся.

 

«…Постарайся как-нибудь собрать и прислать сюда этих политических краснобаев и горе-патриотов - мы добьемся того, что они хотя бы частично станут христианами и армянами. И вправду добьемся, знаешь. Парни проливают здесь кровь и хотят быть уверенными в том, что это не напрасно. Некоторые, правда, малодушно унывают, но крепкие ребята остаются непоколебимыми. Утешаемся тем, что есть столь прекрасный человек, как Ашот («Асколка»). Утешаемся друг другом. В течение последнего месяца мы понесли много потерь. У меня дрожат руки, когда я просматриваю списки убитых и раненых. Какие бы спекуляции не использовались - будь то здесь или в разных там Европах - мы будем сражаться до конца. Не допустим, чтобы венец превратился в клеймо…» - это письмо, написанное вдохновенным командиром в блиндаже и адресованное Гранту Маргаряну.

Неписаный закон войны таков: командиры управляют боевыми действиями, солдаты - погибают. В случае с Пето было наоборот. Потому что для него человечность, совесть, трогательная забота о жизни обычных солдат были выше всяких законов.

С восхищением и удивлением говорят о Петросе Гевондяне все те, кому судьба дала возможность увидеть и пообщаться с ним. Да с удивлением и многие  выражают своё восхищение не только в случае с Пето. Арцахская война обогатила историю Армении множеством новых имён героев, и если попробуем без корысти оценить действия этих героев, несомненно можно утверждать, что они вселяют удивление не только своей простотой, верой, чистотой мысли и поступков, преданностью делу и силой воли, но и безупречным знанием военного дела проявленного в боях.


Статья подготовлена на основе материалов 
Амалии Едигаряна и Амлета Геворгяна