Трдат III Великий (250-330)

Трдат III Великий (250-330)

После того, как в 252-ом году отец Трдата Хосров II Смелый (198-252) с своей семей был предательски убит, а Царство Велики Айк Захвачена Персией, Трдата, еше грудного ребенка, его учитель смог унести в Рим. Там и прошли его юные годы.

"Трдата, который еще в отроческие годы вскакивал на норовистого коня, ловко управлял им, успешно применяя оружие и одолел прочие военные премудрости. Согласно храмовому предсказанию Пелопоннесской пифии он при соревновании в играх превзошел Клитострата Родосца, который умел повергать (противника), хватая его за шею, а также Кераса Аргивца [333], ибо тот сорвал у быка копыто, а этот, схватив одной рукой рога двух диких быков, оторвал их, сокрушив им шеи. Пожелав править колесницей на ристания в большом цирке, он, отпрянув от искусного противника, упал на землю и, схватившись за колесницу, к изумлению всех, остановил ее. Во время же войны Проба с готами воины восстали против него и убили его; напали также на всех остальных начальников. Трдат, однако, один воспротивился им и не дал никому вступить во дворец Лициния, у которого он проживал"

Мовсес Хоренаци

"42. И случилось так, что отряды, продвигаясь, оказались в узкой впадине между виноградниками и проходом к житницам, у врат города. Так как была полночь, врата города были заперты. До полуночи не найдя корма и сухой травы для коней всего войска, они стали искать и увидели за городской стеной с внутренней стороны в скотном дворе копны сена. Но из-за высоты стены никто не мог добраться до [него]. Тогда [по стене] поднялся Трдат и, спустившись [вниз], стал копнами бросать сено в войско вплоть до полного довольствия. На эту сторону стены он перебросил в войско также сторожей и много собак. И сам, поднявшись с той стороны, спустился вниз.

 

43. Увидев эту могучую силу [Трдата], Лициний был удивлен. С наступлением утра городские ворота открылись, и все войско вступило [в город]. Лициний со всеми вельможами, полководцами, военачальниками и князьями предстал перед царем."

Агафангел

Позже Трдат, заменяя императора, вышел на единоборство с готским предводителем.

"В те дни правитель готов собрал войска и множеством воинских отрядов двинулся на войну с греческим властителем. Он отправил [ему] послание такого содержания: «Зачем нам со всем народом идти воевать и уничтожать наши войска, в то же время подвергать опасности страну и держать ее в тревоге; [лучше будет, если] я отсюда от наших войск выступлю против тебя, а ты [против меня] от греческой стороны. Пойдем на место боя, если я тебя одолею, греки покорятся мне, если же победишь меня ты, то наша жизнь будет принадлежать тебе, и мы покоримся тебе, и для обеих сторон наступит мир без крови и истребления».
40. Греческий царь, услышав все это, испугался, ибо [греки] не были готовы выступить с отрядами против [готского царя], но и не мог согласиться [выполнить] требование, [изложенное] в послании, так как был тщедушен; он устрашился и убоялся, ибо не знал, что ответить на послание...
44. Царь поведал князьям о послании царя готов. Тогда Лициний обратился к царю и сказал:
— Да не вострепещет сердце моего повелителя, ибо при твоем дворе есть муж, который может справиться с этим делом. Зовут его Трдатэсом, из царского рода Армянской страны.
И Лициний рассказал о его ночном дерзновенном поступке. [Царь] распорядился, и Трдатиоса привели к нему. И [Трдат] рассказал ему все по порядку. Тогда был назначен час боя, с тем чтобы поутру на борьбу один против другого вышли готский и греческий государи.
45. Утром следующего дня [царь] приказал накинуть на Трдатиоса [царскую] порфиру. Его нарядили в императорские одежды, надели на него царские регалии, и никто ничего не знал о нем. Всем было объявлено, что это сам император. Под звуки труб он со всем войском стал стремительно приближаться, пока не предстал перед врагами. Оказавшись друг перед другом -[Трдат] в обличий императора и царь [готов] пришпорили коней и вступили [в бой]. И там облаченный в императора победил царя [готов] и, схватив его, привел и поставил перед императором."

Агафангел

Позже Трдат участвует в Восточном походе Карра и продолжителя его дела Нумериана.

"Храбрый Трдат дал подряд несколько сражений, сначала в Армении, а затем и в Персии, в которых он добывал победу своими руками. Однажды он с большим успехом, чем тот Елианан в древности, поднял копье в защиту такому же числу раненых. В другой раз персидские искусные (лучники), испытав грозную силу великана и крепость его доспехов, стали обстреливать его коня и, покрыв его множеством ран, убили его. Конь грохнулся оземь, и царь упал. Но он поднялся на ноги и пешим набросился на врагов, повергая их во множестве за причиненное ему, и, схватив коня одного из них, лихо вскочил в седло. Еще раз, опять-таки спешившись, (но) добровольно, он мечом разогнал стадо слонов. Отличившись в Персии и Ассирии таковыми подвигами, он продвинулся дальше Ктесифона"

Окончательно утвердившись на престоле, Трдат не переставал принимать вызов своих противников встретиться на поле боя. В одном из сражении он встречается с могучим предводителем северян: Вот описание хода этого поединка по словам Иоанна Мамиконяна.

Прямо перед битвой меж боевых порядков армянской армии и армии Северян встретились Трдат и Гедрхон, который до этого в оскорбительном тоне вызвал Трдата на дуель. Гедрхон слыл непревзойденным бойцом сред своих. Единоборство началась боевыми молотами и продолжалась довольно долго. Но поскольку Гедрхон стал понемногу уставать, то он, желая изменить ход опасного для себя поединка, внезапным движением оторвался от Трдата и уже издали накинул аркан – обхватя руки Трдата. Гедрхон стал тянуть аркан, в надежде утащить Трдата с коня, но последний, обманчивыми и быстрыми движениями собственного коня сам запутал врага в собственном аркане, после чего, ловко освободившись убыл врага ударом тяжелого меча, удар которого прорубил ключницу врага и отсек голову его лошади.

Год спустя произошло очередное столкновение с северянами.

"Царь Трдат, спустившись со всем армянским (воинством) на Равнину гаргарейцев [361], встречается в сражении с северянами, и когда обе стороны сходятся, он в исполинском натиске рассекает толпу врагов надвое. Я не в состоянии описать быстроту (движений) его руки и то, как от нее враги несчетно валились и кубарем катились по земле. Подобно рыбам, вытряхнутым искусным рыбаком из полного невода, они подпрыгивали на поверхности земли. Видя это, царь басилов [362] подбирается к государю, вынимает из-под конского снаряжения аркан из жил, покрытый кожей и, ловко набросив сзади, обхватывает левое плечо и правую подмышку, ибо его рука была поднята для удара мечом по кому-то; а был он одет в броню, которую стрелы не могли и поцарапать. И так как тот не смог сдвинуть с места исполина рукой, то (обернул аркан) вокруг груди коня, но не успел даже огреть коня плеткой, как исполин левой рукой схватился за аркан и, притянув к себе с мощной силой (царя басилов), метким ударом обоюдоострого меча разрубил пополам и мужа и, заодно, голову и шею коня."