Дело бойца АСАЛА Мартироса Жамкочяна. Продолжение.

Дело бойца АСАЛА Мартироса Жамкочяна. Продолжение.

Являетесь ли вы членом АСАЛА?

Следующий свидетель, Ара Торанян, 27 лет, французский армянин, основатель газеты «Ай Байкар» (Армянская борьба) - органа движения «Армянская борьба», близкого к АСАЛА.
Председательствующий: «Являетесь ли вы членом АСАЛА?»
А. Т.: «Послушайте, я из тех армян...»
Председательствующий: «Я не прошу вас произносить речь, которую вы подготовили заранее. Ответьте прямо на вопрос, поставленный мной!»
А. Т.: «Нет, я не член АСАЛА».
Председательствующий: «В октябре 1980 г. во Дворце правосудия в Женеве взорвалась бомба, не вы ли заложили ее?»
А. Т.: «Но...»
Председ.: «Да или нет?»
А. Т.: «Нет».
Председ.: «А бомба, которая взорвалась в универмаге Женевы. Эту бомбу заложили вы или не вы?»
А. Т.: «Нет».
Председ.: «А бомба, которая взорвалась на вокзале Корнавен, не вы ее подложили?»
А. Т.: «Нет, я хочу сказать, что мы первыми разоблачили эти отвратительные покушения, которые не служат интересам армянского народа».
Председ.: «А те бомбы, которые готовил Алек Еникомешян против турецкого Консульства?»
А. Т.: «Алек Еникомешян был, по-моему, освобожден, швейцарским судом, в этом самом Дворце правосудия. Это герой армянского народа, так же, как и Мартирос Жамкочян».
Председ.: «Герой - это человек, который рискует во имя идеалов своей жизнью, но не убийца».
А. Т.: «Я совершенно с вами согласен. Вот почему от имени Комитета поддержки армянских политических заключенных, от имени миллионов армян я прибыл сюда, чтобы заявить, что для всех нас Мартирос Жамкочян - национальный герой. Этот молодой парень вступил в движение армянского сопротивления потому, что армянский народ оказался в политическом тупике. Вот почему молодые армяне вместо того, чтобы жить нормальной жизнью, вынуждены вступать на путь вооруженного сопротивления и жертвовать собой. Свидетели вам напомнили тяжелые преступления геноцида. Я думаю, надо также напомнить, что в течение 60 лет армяне верили в диалог. Они стучались в
двери международных организаций, они обращались и в ООН для того, чтобы правда о геноциде и оккупации нашей родины была сказана, чтобы наш народ мог вернуть свои земли.
История Армении - это чередование резни и гнусностей. Многие желали бы, чтобы она остановилась в 1915 году.

 

Сейчас армянский народ собирает воедино свои силы. Там, где он понес большие потери, он борется за то, чтобы жить, и самые преданные его представители объединились в Армянскую Секретную Армию Освобождения Армении, к которой принадлежит и Мартирос Жамкочян.
Поскольку армянский народ исчерпал все возможности добиться торжества своего дела мирными средствами, никто не может отказать ему вправе прибегнуть к вооруженной борьбе.
Мы имеем перед собой фашистское государство, отказывающееся признать геноцид 1915 года и отнявшее 9/10 армянских территорий, которое проводило репрессии также и против курдского народа...»
Председательствующий прерывает его: «По поводу курдов я хочу сказать, что они участвовали в резне, ибо правда заключается также и в том, что турецкое государство умело использовать других для достижения своих низких целей...»
А. Т.: «...государство, проводящее репрессии против киприотов. Мои мысли обращены к 4 тыс. человек, пропавших без вести на острове Кипр, о которых сегодня никто не говорит. Я бы хотел также сделать некоторые разъяснения. То, как вы мне только что задавали вопросы, свидетельствует о смешивании разных вещей. Сейчас предпринимаются усилия, имеющие целью представить армянское сопротивление как международный терроризм, организующий заговоры с целью дестабилизировать положение в Турции. Это делается для того, чтобы исказить действительные причины и цели армянского сопротивления.
АСАЛА находит основание для своих действий в истории армянского народа. Тысячи армян повсюду в мире без колебаний проявляют солидарность с ней, а не с такими организациями, как «красные бригады», которые стремятся путем террора навязать новый порядок. Никто не может помешать армянскому народу бороться за освобождение своей родины. Мы были изгнаны с наших земель разгулом высшей фазы терроризма: геноцидом. Семь миллионов армян обращают свои надежды к швейцарскому народу...»
Председ.: «Это неправда!»
Ара Торанян повышает голос и продолжает: «Они ждут справедливого решения по делу Мартироса Жамкочяна! Я бы хотел также объяснить, почему борьба армян не принимает характера классической герильи. Мы были изгнаны из нашей страны. В этом вся специфика армянской борьбы. Рассеянные по всему свету, они сражаются, хотя враги надеялись, что они умрут. Конечно, армян приютили во Франции, в Швейцарии,
но каждой из этих стран они отплатили сполна: 30 тыс. армян погибли за Францию во время II мировой войны и французских колониальных войн. Армяне выполняют свой гражданский долг. Однако они знают также, кто их враги, и направляют против них свое оружие. Я хотел бы уточнить, что армяне не имеют ничего против турецкого народа, но они борются против военного турецкого правительства, которое в равной мере угнетает и турецкий народ, ибо сейчас в Турции имеется 30 тыс. политических заключенных. И нашу борьбу мы ведем вместе с другими угнетенными народами Турции. Вот почему армянское сопротивление воюет не против турецких эмигрантов, а против совершенно точно определенных целей - посольств, дипломатов и т. д.»
Генеральный прокурор: «И против Дома правосудия...»
А. Т.: «Послушайте, я не проводил полицейского расследования, чтобы узнать наверное, являются ли армяне авторами подобных акций. Мы их осудили, так как они наносят вред нашей борьбе. Между тем разрешите мне отметить, что если армяне действительно подкладывают бомбы, то это лишь говорит о том, до какой степени они отчаялись. Однако я осуждаю подобные акты нигилистов. Но думаю, что нужно делать различия между подобными акциями и действиями бойца сопротивления, который берет в руки оружие и убивает турецкого дипломата в Европе. В особенности, когда всем известно, что из себя представляют эти европейские консульства Турции. Это настоящие полицейские учреждения, настоящие военные базы, держащие в своих руках все нити турецкой общины. Этот заговор молчания вокруг армянской проблемы, эта защита преступления в международном масштабе, выражающаяся в отрицании прав армянского народа, оккупации его исторических земель и отрицании геноцида, вынудили молодых армян прибегнуть к вооруженному сопротивлению. И те, кто их поддерживает, громогласно заявляют: те, кто имел смелость убить турецкого дипломата,- герои 1981 года. Мне бы хотелось приветствовать величие души Мартироса Жамкочяна, потому что я лично убежден, что это не он убил дипломата, о котором здесь говорят».

 

Мы не были террористами, мы ими станем

 

Женева, суббота, 19 декабря 1981 г., 9 ч. 15 мии.
Сегодня процесс Мартироса продолжается. Генеральный прокурор начинает обвинительную речь.
- Г-н председатель суда, дамы и господа присяжные, вы пришли сюда, несмотря на угрозы и на бомбы, которые взорвались здесь, у дверей Дворца правосудия. Вы поступили, как свидетели драмы, которые преследовали убийцу и добились его ареста. Вы проявили храбрость. Время слабовольных прошло, настало время храбрых.
Вы пришли сюда, чтобы осудить преступление, совершенное совсем недалеко отсюда. 9 июня один мужчина после окончания работы мирно возвращался домой. Но за ним следили и убили как животное.
Перед лицом этой смерти здесь вспоминали тысячи убитых, миллионы убитых в конвульсиях войн. Мы можем задать себе вопрос, как бы мы сами вели себя в этой буре войны. Все погибшие во всех войнах имеют право на наше сочувствие и на нашу память.
Те, кто принес на нашу землю смерть, знают, что Швейцарское право запрещает смертные приговоры. Они знают, что в Швейцарии они не рискуют быть истязаемыми или расстрелянными, и поэтому они совершают свои преступления именно здесь.
Теперь нам надлежит принять решение без ненависти и слабости. У Мартироса Жамкочяна был выбор: взорвать турецкое консульство, рискуя погибнуть самому, или убить турецкого дипломата. Он избрал второй путь как более легкий и менее опасный.

 

Это правда, что Армения перенесла невыразимые муки. Вы знаете, что она стала первой христианской страной, вы знаете, что полководец Вартан погиб в героическом сражении против персов в 451 году, что спустя несколько веков Османское господство привело к ужасной резне конца прошлого века. Если то, что Армения была захвачена, разгромлена, раздроблена на части, правда, то не менее верно и то, что генерал Андраник презирал бы тех, кто сегодня ведет войну на территории дружественного государства. Историк Ж.-М.
Гарзу признал здесь, что Швейцария была дружественной страной, много сделавшей для армян.
Уже в царствование Абдул Хамида, во время тяжелых испытаний 1895 года, 400 тыс. швейцарцев подписали петицию, требующую прекратить резню на Востоке. Это в Женеве были созданы приюты для сирот, именно в Швейцарии было собрано 700 тыс. франков в помощь этим сиротам. Вам говорили о 1915 годе, говорили об ужасах резни. Но ведь именно Швейцария направила тогда на помощь свои воинские подразделения. И когда
в 1923 г. Армения была фактически погребена, опять же Швейцария настойчиво потребовала восстановления свобод, прав и благосостояния армянского народа. Этот
шаг не имел успеха, но он был повторен. Вот как Швейцария поднимала свой голос в защиту Армении и армян!
Швейцария не должна допускать на своей земле фанатизма, насилий и преступлений! Необходимо применять наши законы, предусматривающие мерой наказания за убийство пожизненное заключение.

Геноцид? Это предлог!

- Это был преднамеренный акт. Предумышленность уже в тех лагерях, где обучаются искусству убивать. Это преднамеренность совершить преступление, это ожидание: Жамкочян был вооружен давно, он бродил вокруг, он выслеживал, он готов был убить и он убил. «Как солдат»,- говорит он. Нет! Солдат носит оружие открыто. На нем отличительная форма. Солдат рискует своей жизнью. Это не солдат, а мирный турист,

который сошел с самолета в Цюрихе. Он говорит о войне, но он единственный человек, который об этом говорит. Эта война - в его кармане, в виде пистолета и гранаты, которыми он тайно бряцает и из которых тайно открывает огонь. Вот тогда он сбрасывает маску туриста, и мы видим не лицо солдата, но отвратительный лик террориста. Это не армия, но банда убийц!
Нам говорят, что есть политическая причина. Разве это облегчающее вину обстоятельство? Политический аспект этого дела не меняет его преступного характера. Убийство остается убийством. И если бы какой-либо турок, пользуясь слушанием этого дела в суде, убил бы Жамкочяна, это опять было бы политическим преступлением, и его бы точно также осудили.
Неужели вы действительно будете утверждать, что акция Мартироса Жамкочяна достойно уважения и находится в соответствии с понятиями чести и достоинства! Вы видели, что профессор Бернейм объявил его нормальным. Поэтому мера наказания не должна быть смягчена. Мы знаем, что он пострадал от последствий геноцида, что его сознание было отравлено рассказами об ужасах, перенесенных его близкими. Известно, что
он, тем не менее, жил нормальной жизнью и не руководствовался фанатизмом. Я упрекаю тех, кто внушил ему эти жалкие мысли о ненависти и мести.
Вы знаете, что геноцид 1915 года - это лишь предлог, ибо всем известно, что армяне здесь же, в Женеве, грабили, что были покушения, что, наконец, речь сейчас идет о том, чтобы на службе не знаю уж у какой варварской империи поколебать Запад.
В качестве доказательства я привожу список покушений, имевших место после освобождения Алека Еникомешяна и Сюзи Масереджян. Многие тогда питали наивную надежду, что этим они задобрили армянский терроризм. Заблуждение! Менее чем через 6 месяцев 9 июня произошло новое покушение, и автор его арестован.

Мы будем наносить удары по всей Швейцарии

- Тотчас же стали организовываться покушения с целью устрашения. АСАЛА заявила, что она будет наносить удары «по всем тем, кто принадлежит к лагерю нашего врага. До тех пор, пока интересы Швейцарии будут на руку империалистам, мы будем наносить удары по ней». И эти угрозы реализуются. Сначала федеральный дворец, потом вокзал Клотен, потом универмаг и, наконец, 22 июня - взрыв бомбы на вокзале Корнавен, в результате которого погиб швейцарец 22-х лет, моложе Жамкочяна. Погиб молодой безвинный швейцарец.

А теперь раздаются новые угрозы. Акоп Акопян заявляет, что любое осуждение Мартироса Жамкочяна на 5, 10, 15 лет заключения будет чревато неприятностями для Швейцарии в течении стольких же лет. Вот как нам угрожают!
Армяне сами осуждают эти покушения. После угроз, после бомб они попытались вчера спрятать когти, заявляя нам, что осуждают терроризм. Они пытаются зажать нас в тиски следующего уравнения: если вы за геноцид, то вы против Мартироса Жамкочяна, если вы против Мартироса Жамкочяна, то вы за геноцид. Вы имеете право думать, что геноцид явление отвратительное, и в то же время вы имеете право осудить убийцу, который подобно тем туркам, которых он ненавидит, был орудием смерти.
У вас достанет смелости сказать, что Жамкочян убийца, что у него нет никаких смягчающих вину обстоятельств.

«Сюиссэр» и Армянское нагорье

После 10-минутного перерыва слово берет защита.

Адвокат Деведжян:- Господин председатель, г-н генеральный прокурор, дамы и господа присяжные. Я внимательно выслушал свидетельство обвинения и генерального прокурора и выделил две главные мысли.
Первая - та, что Мартирос Жамкочян является небольшой частью целого, винтиком в слепом международном терроризме, от которого нужно защищаться всеми силами. И поэтому у вас хотят вырвать самое жесткое решение.
Вторая состоит в том, что жертвой является безымянный турок, убитый только за то, что он был турком, т.е. жертва некоей формы расизма, что может навести на мысль, будто совершенный акт не имеет никакой связи с пережитым, с личной драмой обвиняемого.
Ваш суд констатировал в процессе слушания этого дела, что Турция мобилизует во всем мире свои дипломатические силы, чтобы отвергнуть малейший намек на геноцид армян. Даже здесь, в Швейцарии, существует подобное давление, и оно добивается успеха. Я приведу маленький, но знаменательный пример. «Сюиссэр» опубликовала недавно туристическую брошюру совершенно невинного характера, где на карте Турции, в восточной ее части, компания осмелилась напечатать два слова: «Армянское плато». Знаете ли вы, что «Сюиссэр» должна была уступить турецкому нажиму и убрать это «ошибочное» упоминание и заключенным ваших тюрем потребовалось несколько дней, чтобы на тысячах экземпляров карт зачеркнуть слово «Армянское плато»?

Положение в Турции

- 30 тыс. политических заключенных, оппозиция, которой заткнули в тюрьме рот. В Турции применяются пытки, и какие пытки. Достаточно прочитать доклад «Международной Амнистии». Не говоря уже о людях, которых избивают палками, применяется подключение электрических разрядов к груди, смачивание половых органов. Сегодня, в тот самый момент, когда я здесь выступаю, сотни людей подвергаются в Турции пыткам. Конечно, это безымянные турки. Читая этот доклад «Амнистии», я перенесся на 65 лет назад, к ужасам, описанным Жаном-Мари Гарзу.

Это те же самые ужасы, те же самые мерзости. Среди этих пытаемых есть, конечно, и армяне, например, Отец Ергатян, и, конечно же, нас еще больше задевает то, что армянин, тем более священник, брошен в турецкую тюрьму. Но нас возмущает наличие и других жертв в этом государстве.
Нельзя считать безымянным того, кто служит подобному государству, кто является солдатом армии, делающей вещи, осужденные Нюрнбергским трибуналом.
Верите ли вы, что государство, употребившее все силы на то, чтобы стереть в брошюре два слова, верите ли вы хоть на минуту, что оно не попытается изолировать требования армян и разрушить тот потенциал симпатий, который питают к нам в мире?
А они существуют. Доказательство: в течение этих двух дней нам принесли сюда много цветов (даже если это были посмертные венки).
Второй аргумент обвинения состоит в том, что Мехмет Йергуз был убит только потому, что он был турком. Я вам уже сказал, что когда человек является агентом государства-палача, то это уже не безымянный турок. Эти дипломаты делают все, чтобы завуалировать позицию своего правительства, стараются скрыть ужасы. Они делают то же, что делали нацистские послы во время второй мировой войны.
В Париже в 1938 г. молодой еврей убил немецкого дипломата. Он заявил: «Я хотел совершить символический акт, да не исказят наш завет!» Существует исторически постоянное стремление угнетенных народов передать свой завет. Акт, совершенный Мартиросом, как раз вписывается в эту традицию. Мехмет Йергуз был солдатом, солдатом, ведущим некрасивую борьбу. Он был убит солдатом, который сражается за справедливое дело. И если здесь хотят склонить чашу весов в сторону ужаса, то она склонится не в нашу сторону.

Турецкая цензура не дремлет

- Вы спрашиваете, почему эти акты совершаются в Европе? Это - война между турецким правительством и АСАЛА. И эта борьба выплескивается на Запад. Но и в самой Турции совершается много покушений, в которых участвуют армяне. В западных странах мало знают об этом, ибо турецкая цензура не дремлет. Верите ли вы в то, что в Турции может быть свобода информации? Спросите у европейских журналистов, что нужно сделать для того, чтобы передать репортаж из Турции...

Так вот, поверьте, что когда какое-либо событие происходит на ее территории, она не обсуждает его публично, она пытается замолчать его.
Вы сказали, что Мартирос Жамкочян совершил акт насилия в Женеве, потому что он ничем не рисковал. Он рисковал своей жизнью. Точно так же, как и Егия Кешишян, расстрелянный в Иране в сентябре месяце за попытку убийства турецкого посла в Тегеране.
Вы спрашиваете, почему эти армянские акции совершаются здесь? Да потому, что турки действуют здесь. Они наносят по нам удары в изгнании, и мы даем им ответ. Они действуют в Швейцарии,- для доказательства сошлюсь на знаменитую статью 30,- поэтому в Швейцарии же получают ответный удар...
После обсуждения суд приговорил Мартироса к 15 годам заключения и к 15 годам высылки с швейцарской территории. В зале раздается возмущенный крик женщины: «Тот, кто не был террористом, станет им!»
Я попросил мэтра Деведжяна рассказать о процессе над Мартиросом. Вот что он мне сказал как раз после вынесения приговора по делу Макс Грайра Килинджяна в Экс-ан-Прованс.
- Все мы увидели, какая разница существует между величием Франции и Швейцарией, которая остается и всегда будет маленькой, ограниченной страной, так как швейцарские присяжные не захотели понять всю безграничность драмы этого молодого человека, хотя им хорошо было известно о давлении, оказываемом Турцией. История с 30 статьей произошла здесь, в Женеве!.. Единственный смысл решения суда в Женеве состоит в следующем: «...Мы - нейтральная страна. Вы, без сомнения, правы, но мы не хотим быть втянутыми в вашу войну, даже если ваше дело и правое».
Такая позиция Швейцарии была характерна для нее и в отношении к евреям во время войны. Швейцария - страна, которая принимает капиталы, но не людей в бедствии. У нас создалось ощущение, что в этом процессе отразилось стремление швейцарцев к отрицанию всего остального мира. Весь остальной мир может оказаться в огне и крови, швейцарцы не хотят ничего знать об этом. Они желают одного: пользоваться благами мира у себя, в то время как у других идет война. Это выгодное дело для них, ибо в период потрясений к ним текут деньги. Вот почему они дали Мартиросу 15 лет.

 Из книги Жан-Пьера Ришардо "Армяне, чего бы это ни стоило"