Армянское Рыцарство в IV-VI веках

В нашем сознании при словах "рыцарь", "рыцарское поведение", "рыцарская честь" встает образ западноевропейского воина. Между тем "сегодня уже существует возможность рассматривать рыцарство не как феномен, характерный только для европейского региона, а как одно из социальных следствий мирового процесса развития феодального строя"(1). Эту мысль прекрасно иллюстрирует высказывание академика Иосифа Абгаровича Орбели: "Рыцарь, рыцарство, рыцарская доблесть, рыцарская верность - конечно, это все понятия, прочно связавшиеся с представлением о феодальных кругах определенных стран Западной Европы.

Но что же делать, если доблесть украшала не только европейцев, но и сынов Востока, - если верность почиталась лучшим украшением витязя не только в Европе, но и на Востоке, - если рыцарство со всеми его романтически-прекрасными сторонами и со всей его тяжелой, теневой изнанкой сложилось в среде некоторых народов Востока задолго до того, как это назрело в Европе, - если рыцарей, в обычном понимании этого слова, Восток знал и в своей рыцарской поэзии воспевал задолго до того, как звучали песни менестрелей и трубадуров?"(2).

В Армении феодальные отношения складываются к IV в., тогда же выделяется несколько категорий знати: царский дом; непосредственные вассалы царя, крупные аристократы - нахарары; мелкая военно-служилая знать - азаты(3), останики и т.д.

В рассматриваемый период в Армении правила династия Аршакидов (армянская форма Аршакуни). Предки Аршакидов владели небольшим Парфянским царством, основанным около 250 г. до н.э. Аршаком I. Один из преемников Аршака, Митридат I (170-139 гг. до н.э.), завоевывает Иран, где его потомки правили до 226 г. н.э. В 1 в. н.э. на престоле Армении утверждается младшая ветвь этой династии, царствовавшая до 428 г. Впоследствии потомки Аршакидов упоминаются на службе в Иране - Атрормизд / Адур-Ормизд Аршакан (V в.) и Византии - Артабан, Иоанн, Вахан, Григорий, Аршак (V в.), Мануэл, Валентин (VI в.) и т.д. Аршакидское происхождение приписывали себе императоры так называемой Македонской династии (867-1056 гг.)(4), некоторые византийские аристократические роды(5). Перечисление подобных фактов можно продолжить. Однако собственно в Армении потомки Аршакидов не играли серьезной роли уже в VII-VIII вв.

Следующую ступень сословной лестницы занимали наиболее влиятельные феодалы - нахарары.

Первоначально (в древнеармянском переводе Библии) термин "нахарар" имел только значение "правитель", "областеначальник"; параллельно с развитием феодализма в Армении он приобретает значение "феодал", "князь". Титул теряет реальное значение и постепенно перестает употребляться к XI в. Одновременно представители нахарарских родов пользовались титулами "ишхан" и "тер". "Ишхан" - "владетель", "господин", "повелитель", "князь". Термин "ишхан" вообще обозначал, главным образом, лиц, обладавших политической властью, управляющих феодальным княжеством, областью, страной. Отсюда "ишханутюн" - "княжество", "ишханац ишхан" - "князь князей" и т.п. В период позднего средневековья титул "ишхан" в Восточной Армении вытесняется титулом "мелик" (от араб. "малик" - царь). "Тер" - буквально "владыка", "господин", "глава рода", "глава страны". Термин восходит к родовому периоду истории Армении. Также приставка "тер" использовалась духовными лицами в смысле "отец", "владыка", "батюшка". Например, тер-Симон, тер-Григор и т.д. Так произошли современные армянские фамилии Тер-Петросян, Тер-Мкртчян, Тер-Саакян.

Остан (вотчина) нахарара представляла собой фактически автономное владение, во главе которого находился родовладыка (танутер, нахапет, азгапет). В его руках была сосредоточена верховная судебная и административная власть в нахарарстве. Титул танутера передавался по прямой мужской линии в порядке первородства. Представители младших ветвей рода - сепухи служили своим азгапетам и не участвовали в наследовании земель.

Своеобразными инсигниями власти нахарара являлись патив, гах и бардз. Патив (буквально - почет, честь) - головная повязка, которую имели право носить нахарары. Гах (буквально - престол, трон) - место нахарара при царском дворе во время торжественных собраний; бардз (подушка) - сиденье за царским столом(6) В условиях местничества гах определял положение феодала на иерархической лестнице. Последовательность гахов фиксировалась в специальной грамоте - "Гахнамене", официальном списке нахарарских родов "по старшинству". Имена наиболее крупных нахараров занимали верхние строки списка, менее знатные семьи записывались в конце грамоты(7).

Всего существовало около восьмидесяти нахарарских домов(8). Особенным могуществом обладали "старшие по гаху" роды, главы которых носили титул бдэшха. Бдэшхи - это правители пограничных владений, обладавших большей самостоятельностью и выставлявших наиболее крупные военные отряды.

За всю историю Армении с этим титулом упоминается не более десяти фамилий. Можно назвать бдэшхов Алдзника, Гугарка, Ангела (ветвь Багратуни), Кордука, Ноширакана и т.д.

Каждый нахарар нес при дворе какую-либо службу (гордзакалутюн). При Аршакидах эти должности и связанные с ними титулы, как правило, становятся наследственными в той или иной фамилии. Важнейшие должности занимали наиболее влиятельные роды. Например, должность спарапета - верховного военачальника армянских войск - наследственно занимали Мамиконяны. Малхазами - царскими телохранителями - были члены рода Хорхоруни, "потомки Хора Хайказяна, мужи отборные и храбрые, копейщики и меченосцы..."(9) Гнуни были царскими виночерпиями, Хавнуни - сокольничими и ловцами соколов. И так далее, вплоть до должности рода Дзюнакан ("дзюн" - арм. "снег"), "сторожей летних резиденций и поставщиков снега" (видимо, льда для хранения продуктов)(10).

Подробнее следует остановиться на должности рода Багратуни, поскольку в некоторых современных работах допускаются неточности при описании этого вопроса. Глава рода Багратуни носил два титула- аспет итагадир. Тагадир (арм. "таг" - корона) - буквально венцевозлагатель; во время коронации царя венец на его голову должен был возлагать танутер Багратуни. Впервые титул "тагадир" встречается в арамейской надписи царя Арташеса I (189-160 гг. до н.э.)(11) Сложнее определить реальное значение и происхождение должности аспета. В науке высказывались различные гипотезы. По мнению С. Петросяна, посвятившего этому вопросу специальное исследование(12), первоначальное значение данного титула - окраиноначальник, наместник. Автор предлагает вариант этимологии термина: аспет - сжатая форма древнего (незасвидетельствованного) "арспет": арспет ("аре" - "сторона", "край" + "пет" - "глава", "хозяин", "начальник"). Титул имеет индоевропейское происхождение. Уже в период последних Аршакидов аспет -это почетный титул Багратуни, без четко очерченных функций.

В летописи Мовсеса Хоренаци приводится интересный эпизод, касающийся вопроса об этом титуле. Смбат Багратуни во время боя захватывает в плен предателя Меружана Арцруни. "Ему (Смбату - А. Р.) приходит в голову, что, возможно, Нерсес Великий (католикос Армении - А. Р.) освободил бы Мехружана, потому он не ведет его в лагерь, а тут же на месте находит все необходимое для уничтожения нечестивца: каких-то людей в палатке, разведших костер, и железный вертел для поджаривания мяса. Нагрев вертел, он сворачивает его в двойной обруч наподобие венца и, раскалив добела, говорит: "Венчаю тебя, Мехружан, ибо ты домогался армянской короны; я же, как аспет, обязан наложить на тебя венец, согласно обычаю и праву моих отцов". И налагает его, все еще в раскаленном, как огонь, виде, на голову Мехружана. Так околел этот злодей. После этого страна, покорившись власти Папа (царь Армении - А.Р.), успокоилась"(13). В ряде источников Багратуни упоминаются как род Аспетов, Аспетуни, Аспетиан(14).

Генеалогия нахарарских родов все еще недостаточно изучена(15). Многие нахарарские дома связывали свое происхождение с легендарной династией Хайказянов. Согласно армянской летописной традиции, hАйк, потомок Йафета сына Ноя, вместе со своим родом вернулся на родину, в Армению. Размножившись, его потомки заселяют страну. От имени hАйка происходит самоназвание армян - hай, название Армении - hАйастан. Мовсес Хоренаци, посвятивший вопросу происхождения нахарарских родов значительную часть первой и второй книг своей истории, потомками hАйка называет около тридцати династий. Фамилии, не "доказавшие" своего происхождения из "коренного рода", приписывали себе знатных иностранных предков.

Подобно легендарным "выездам" предков русских дворян, большинство легенд о знатном иудейском, персидском, аланском или ассирийском происхождении нахарарских домов опровергается данными первоисточников. Так, предков Багратуни и Арцруни можно указать еще в эпоху урартов(17), фамилия Аматуни имеет индоевропейские корни и т.д.

Говорить о потомках нахарарских родов среди современного дворянства сложно. Можно, однако, указать Багратионов, потомков Багратуни. К Мамиконянам восходит родословная князей Тумановых, дворян Ениколоповых и некоторых других семей. Меликские дома Арцах-Карабаха-Хасан-Джалаляны, Ме-лик-Бегларяны и другие являются потомками Хаченских князей "из рода Сисака, потомка Хайка".

Большим влиянием в раннесредневековой Армении пользовались также представители некоторых ненахарарских родов. Речь идет о так называемых "священнических" семьях, потомках Св. Григора Просветителя, епископа Альбиана и других.

Одной из важнейших функций нахараров являлось несение военной службы. В Аршакидской Армении основу армии составляла тяжеловооруженная конница, комплектовавшаяся из азатов (азатагунд) - мелкой военно-служилой знати. Каждый нахарарский дом содержал отряд азатов, численность которого зависела от могущества княжества и оговаривалась в "Зоранамаке". "Зоранамак" (букв. Воинская грамота) -документ, во многом сходный с упоминавшимся выше "Гахнамаком" Разница заключалась в том, что в "Зоранамаке" все роды подразделяются на четыре группы (Восточные, Западные, Северные и Южные) и напротив каждой фамилии указано число воинов, которое она обязана содержать и выставлять в случае войны. (Русский перевод "Зоранамака" был опубликован Николаем Адонцем(18).)

За свою службу азаты получали жалованье (рочик, тошак) и земельные наделы. Кроме нахарарских отрядов, существовали полки, набираемые из азатов, земли которых входили в царский домен, - остаников. Объединенным армянским войском по традиции командовали наследственные спарапеты из рода Мамиконян.

Вооружение азатов состояло из тяжелого доспеха, закрывавшего тело всадника; конического шлема, часто с украшениями; копья, меча, иногда секиры либо булавы; лука со стрелами. Зачастую доспехи имели и лошади. Различалось несколько видов мечей: сусер - длинный тяжелый меч, крепящийся на специальной портупее; тур - короткий, крепился на бедре в ножнах. Кроме этого, выделяли боевые и богато украшенные "дворцовые" мечи. Последними, по-видимому, в боях не пользовались. Важной частью экипировки воина являлся кинжал (нран), который закреплялся на бедре специальным образом(19). Однако основным видом оружия армянского всадника являлось копье. Для Иранского мира, с которым была очень тесно связана средневековая Армения, характерно такое отношение к этому виду оружия, при котором оно становится особенным символом социального ранга и достоинства(20).

Не касаясь специально вопроса развития военного дела в феодальной Армении, укажем, что армянские полководцы использовали в боях различные тактические приемы. Практиковались внезапные атаки, ложные отступления, марш-броски, использовались укрепленные лагеря (лакиш) и осадные орудия, существовали специальные разведывательные отряды, сложные системы оповещения и т.п.

В качестве примера приведем описание Аварайрской битвы, произошедшей 26 мая 451 г., составленное очевидцем событий историком Егише. Это сражение явилось кульминацией антииранского восстания 450-451 гг., вызванного требованием персидских властей отречься от христианства. После Аварайра и в условиях начавшейся партизанской войны персидский шахиншах Йездигерд II (438-457 гг.) вынужден был пойти на уступки и более не посягал на христианство в Армении(21).

"А отважный Варда(22) выступил вперед, расспрашивал своих вельмож, и в согласии с общим мнением так назначил военачальников:

Первый полк отдал под власть князя Арцруни и в соратники ему [определил] великого князя Мокского. А все прочее нахарарство [назначил] хамхарзами(23) [этих] обоих и множество войска расположил на крыльях, с одной и с другой стороны.

И второй полк он вверил Хорэну Хохоруни и в соратники ему [дал] Ынцайина и Нерсеха Каджберуни.

И третий полк вверил Татупу Ванандаци и соратником его повелел быть Тачату Гнтуни, и многих из храбрых мужей [поставил] по крыльям, с той и с другой стороны.

На себя он взял полк четвертый и в соратники себе [взял] храброго Аршавира и родного брата своего Хамазаспяна.

Располагал и устраивал он фронт, обращая его на все стороны поля, в точности против полка Ариев(24), на берегу реки Тимут(25).

И когда они таким образом приготовились, обе стороны распалились и, полные решимости и великой ярости, со звериной силой бросились одна на другую, и шум криков обеих сторон создавал гром, какой [рождается] между столкнувшимися тучами, а звучание голосов потрясло утесы гор. От множества шлемов и от одетых в сверкающие доспехи исходили как бы солнечные блики, также и от великого блеска мечей и от бряцания множества копий загорались, [падая] с небес, как бы огромные вспышки пламени. Кто в силах описать великое смятение от страшных звуков, когда сшибка щитоносцев и завывание лучных тетив оглушали всех вокруг!

 

При этом великом смятении храбрый Вардан взглянул наверх и увидел отборных храбрых витязей Персидского войска, как они потеснили левое крыло Армянского полка. С великой мощью бросился он туда и, прорвав правое крыло Персидского полка, ударил на зверей и, окружив кольцом, избивал их тут же на месте. И вызвал такое замешательство, что полк Матеан(26), будучи прорван, лишился своего крепчайшего построения и воины даже обращались в поспешное бегство.

А затем поднял бдительный взгляд Мушкан Нисалавурт(27) и увидел, что некоторые из Армянского полка отделились и отстали в ущельях гор. И тогда, подняв громкий клич, он подбодрил находившееся вокруг войско Ариев, которое, закрепившись, стало перед полком Вардана. Тут-то обе стороны признались в своем поражении: вследствие громадного нагромождения трупов они казались бесформенными грудами камней.

Когда Мушкан Нисалавурт увидел это, он стал поджидать зверей Арташира, который восседал на [одном из] них в высокой башенке, как в укрепленном городе, и громким звуком закрученных труб торопил свои полки и окружил его (Мушкана Нисалавурта) передовыми отрядами.

А доблестный Вардан со своими храбрыми соратниками немалое побоище произвел там, в том месте, где и сам он удостоился принять священное мученичество.

Ратное дело затянулось, день кончался и близился к вечеру; многих тяжелораненых постигла смерть, особенно вследствие нагромождения трупов, тесным-тесно наваленных, как срубленные в лесу деревья.

Там можно было видеть преломление копий и сокрушение луков. Вследствие этого не могли уверенно опознавать святые тела покойных, и великое было смятение и паника [среди] поверженных с обеих сторон. И те, кто выжил, смятенные рассеялись по горной равнине [между] неприступными ущельями: и когда встречались между собою, они вновь разили друг друга. И до самого захода солнца непрерывно продолжалось это горькое дело.

И так как пора была весенняя, обильными потоками крови были залиты цветущие поля. И если кто рассматривал нагромождения трупов павших, сердце разрывалось и внутренности переворачивались при стонах раненых и воплях изувеченных, [при виде того, как] извиваясь, ползали и двигались раненые, [при виде] бегства слабодушных, притаивания отчаявшихся, обморока немужественных мужей, [при] воплях гиен, плаче близких друзей, стенаниях родных: "Увы!" и "Горе!" Ибо не было стороны, которая победила, и стороны, которая понесла поражение, доблестные выступили против доблестных, а потерпели поражение обе стороны.

Вот имена тех доблестных витязей, которые смертью пали там на месте:

Из рода Мамиконяиов храбрый Вардан со ста тридцатью тремя мужами;

 

Там можно было видеть и великое смятение и отчаяние от неизбывного замешательства обеих сторон, когда в стремительных атаках [противники] набрасывались друг на друга. Ибо трезвые ошалевали, а робкие приходили в отчаяние, храбрецы упражнялись в доблести, герои испускали клич. И когда все множество сражающихся сгрудилось вместе, они стиснули реку, и полк Персидский, испугавшись бурного течения реки, стал топтаться на месте, а полк Армянский, подоспев, перешел [реку] и, вздыбив коней, атаковал их с великой силой. От ужасного столкновения их между собою множество раненых с обеих сторон повалилось на землю, трепеща в агонии.

Из рода Хорхоруни доблестный Хорэн с девятнадцатью мужами;

Из рода Палуни храбрый Артак с пятьюдесятью семью мужами;

Из рода Гнтуни изумительный Тачат с девятнадцатью мужами;

Из рода Димаксян мудрый Хмайеак с двадцатью двумя мужами;

Из рода Гнуни юный Вахан с тремя мужами;

Из рода Ыцайин праведный Арсэн с семью мужами;

Из рода Сруандзта стремительный Гарегин с двумя братьями и восемнадцатью мужами.

Эти двести восемьдесят семь витязей с девятью великими нахарарами там же на месте скончались. И из царского дома и дома Арцруни и из каждого нахарарского дома, кроме этих двухсот восьмидесяти семи, [пали] еще семьсот сорок мужей, и в тот день в этом великом сражении каждый вписал свое имя в книгу жизни. А всех вместе будет тысяча тридцать шесть(28).

А на стороне отступников и язычников пало в тот день три тысячи пятьсот сорок четыре мужа"(29).

С развитием феодализма доступ в сословие азатов для лиц, не обладающих соответствующим происхождением, становился практически закрыт. Это привело к тому, что в их среде вырабатываются присущие им кастовая психология и символика. Формируются неписаные правила поведения азата - воина, аристократа, христианина. Богатейший материал по нахарарской культуре дошел до нас благодаря трудам современных армянских авторов Агафангела, Корюна, Фавстоса Бюзанда, Мовсеса Хоренаци, Егише, Лазаря Парпеци(30).

Какими же свойствами должен был обладать армянский азат-рыцарь?
Важнейшим качеством феодала почиталась верность сюзерену, долгу, слову, религии. "Я буду жить и умру для тебя, как мои предки для твоих предков, как мой отец для твоего отца Аршака. Я так же (умру) для тебя, только ты не слушай людей злословящих", - обращается к царю Папу подозреваемый в измене спарапет Мушег Мамиконян(31).

Спарапет Васак Мамиконян, находясь с посольством в Персии и услышав, как один из персидских вельмож (ахорапет) оскорбил армянского царя Аршака, "страшно рассердился и рассвирепел, он обнажил меч, висевший у него на боку, и ударил им и отсек голову главному конюшему персидского царя тут же на месте, в конюшне, ибо не мог он снести оскорбление, нанесенное его царю; он считал во много раз лучше принять смерть, чем слышать какое-либо оскорбление и бесчестие, нанесенное его государю. Находясь в персидской стране, на чужой земле, в кругу чужеземцев, он сумел внезапно, без всякого страха, сделать такую вещь. А персидский царь, услышав об этом, оказал полководцу Васаку великую милость, удивляясь его храбрости и великому бесстрашию. Много наград и почестей воздал он ему, хваля его храбрость и его любовь к своему государю"(32).

 Так же поступил и Гнел Андзеваци. Увидев, как римляне во время пира убили царя Папа, он с мечом в руках нападает на легионеров и погибает(33)

Однако, если царь поступал несправедливо по отношению к нахарарскому роду, это могло, как в случае с Манвелом Мамиконяном, привести к настоящей феодальной войне. Поскольку этот отрывок летописи представляет интерес для рассматриваемой темы, приведем его полностью и прокомментируем.

Царь Вараздат Аршакуни казнит спарапета Мушега Мамиконяна, а родовую должность наследственного военачальника армянских войск передает своему воспитателю Бату из рода Сахаруни. В это время из персидского плена возвращаются братья Манвел и Коме Мамиконяны. Являясь старшим в роде, Манвел получает титул танутера (родовладыки) и "захватывает власть спарапета". Затем Манвел пишет послание к царю Вараздату: "Мы всем родом с древних времен верою служили вам, Аршакуни, жизнью жертвовали нашей для вас, жили и умирали для вас; все наши предки первыми умирали в войнах ради вас;... И вот, вместо того, чтобы вознаградить нас за наши заслуги, вы, Аршакуни, перебили тех, кто не погиб от врагов и остался жив. Вот храбрый муж, мой брат Мушег, который с детства посвятил жизнь свою вам, перебил ваших врагов, а других прогнал, которого враги не смогли убить, ты его схватил и задушил, когда он сидел за столом. Но ты и не Аршакуни, а родился от блуда, потому и не узнал радетелей за Аршакуни.

А царь Вараздат послал посланца с ответом и сказал: "Если я не Аршакуни, то как возложил на себя венец моих предков Аршакуни и овладел страной моих предшественников, и отомстил за дядю своего Папа брату твоему злодею Мушегу?

После того, как много раз посланцы успели поехать и приехать и с каждым разом оскорбительнее становились речи, которыми они обменивались, тогда они (Вараздат и Манвел) назначили время для взаимной встречи в бою. В назначенный час они сошлись и вступили в бой друг с другом...

Царь Вараздат и спарапет Манвел с копьями в руках выступали друг против друга соперниками. Когда царь Вараздат при выступлении поднял глаза, посмотрел на спарапета Манвела и увидел величину его роста, красоту его фигуры, крепкое его сложение, его железные крепко скованные неуязвимые доспехи, с ног до головы,сильного коня и несокрушимые конские доспехи, то в мыслях он сравнивал его с высокой неприступной горой. Но, видя смерть перед глазами, он напал, ибо другой надежды на спасение не имел. Но так как царь Вараздат был молод и не очень сведущ в бою, то, увидев его (Манвела) в таком виде, подумал, что копье не может пробить броню его (доспехов), поэтому он что было силы в руке ударил копьем в рот полководцу Манвелу, а Манвел схватил за древко копье; оторвав от него острие, он выдернул через щеку и выбил себе много зубов, самое же копье он вырвал из рук царя.

И царь Вараздат обратился в бегство перед полководцем Манвелом, а Манвел, настигнув его, держа в руке острие, древком копья бил по черепу царя Вараздата и так гнал его четыре аспареза(35). Сейчас же наехали сыновья Манвела Хамаяк и Арташес, с копьями в руках, с намерением убить царя. Манвел же закричал вслед своим сыновьям: "Ой, не будьте цареубийцами!" Они, услышав голос своего отца, сейчас же поспешно отъехали от царя. В этот день царский отряд потерпел поражение от отряда Манвела"(36). Примечательно, что Манвел не убивает Вараздата, так же поступает Мушег Мамиконян, победивший в бою, но сохранивший жизнь Урнайру, царю Агванка. В ответ на упреки царя Папа Мушег отвечает: "Я перебил всех своих товарищей, а те, кто носит венец, не мои товарищи, а твои. Поди, как я убил своих товарищей, так и ты убей своих, а я на царя, на человека, носящего венец, не поднимал, не поднимаю и не подниму руки"(37).

Если учесть, что оборона страны являлась основной функцией азатов, то становится понятно, почему такие качества, как мужество, храбрость, умение владеть оружием, почитались среди нахараров. Большое значение придавалось дисциплине. Юного Артавазда, сына Ваче Мамиконяна, вопреки запрету военачальника участвовавшего в бою, от смертной казни спасло лишь проявленное им необычайное мужество и умение(38).

На поле боя нахарары даже в отношении своих врагов должны были соблюдать определенный этикет и демонстрировать примеры благородного поведения. Упомянутый выше Урнайр, царь Агванка, пишет письма с благодарностью Мушегу Мамиконяну и предупреждает его об опасности(39). Этот же армянский полководец во время одного из своих набегов на Атрпатакан (Атропатену) захватывает в плен гарем царя Персии, "...но оскорблять жен персидского царя Шапуха полководец армянский Мушег никому не позволил, а приказал приготовить для них паланкины и всех их отпустил на свободу к их мужу... Персидский царь удивился добродетели, храбрости и благородству Мушега, не нанесшего ему никакого оскорбления в отношении жен. В те времена у Мушега был белый конь... И на одной чаше он (царь Шапух - А.Р.) велел нарисовать изображение Мушега верхом на белом коне, и во время веселья эту чашу ставил перед собою и постоянно повторял одно и то же: "Волоконный пусть пьет вино"(40). 

Множество примеров благородно-рыцарского отношения к противнику можно встретить на страницах народного армянского эпоса "Давид Сасунский"(41).

В нахарарской среде примером пережитков древних родоплеменных традиций может служить система взаимоотношений между членами рода (туна). Родичи были обязаны защищать и поддерживать друг друга. Возвращаясь из персидского плена. Коме Мамиконян нес своего раненого брата Манвела на плечах46. Радуясь победе над Мехружаном Арцруни, Мамиконяны сожалеют о его смерти: "Все же и он был нам братом"(47) (матерью Мехружана была дочь Артавазда Мамиконяна) и т.п. Самым страшным преступлением в глазах армянских хронистов являлось убийство родственника. Все несчастья царя Аршака являются карой за казнь племянника Гнела Аршакуни. Существовал обычай кровной мести;

Шавасп Арцруни убивает Хайра Мардлета, из-за козней которого род Арцруни подвергся опале и истреблению(48); Самвел Мамиконян, убивший принявших маздеизм отца и мать, не вернулся в Армению, опасаясь мести со стороны братьев матери из рода Арцруни(49); наконец, одной из основных причин описанной выше войны между Мамиконянами и царем Вараздатом являлась месть за казнь спарапета Мушега. Вражда между нахарарскими родами могла длиться столетиями (традиционная борьба Багратуни и Мамиконянов), а в случае с Манавазянами и Ордуни даже привела к гибели обеих семей(50

Помимо умения воевать, азат должен был соблюдать особый этикет при дворе, во время пиров, на охоте, во время различных игр и увеселений(51).

Чтобы закончить наш неполный морально-этический портрет армянского нахарара, приведем слова знаменитого полководца Манвела Мамиконяна своему сыну: "Он призвал своего сына Арташира, передал ему свою власть танутера и свою должность полководца-спарапета.

Приказал ему быть послушным и покорным царю Аршаку, быть верным, стараться и работать, воевать за армянскую страну. С радостью прими смерть за страну, подобно твоим храбрым предкам. Ибо, - сказал он, - это справедливое и угодное Богу дело, и если так будете поступать, Бог не оставит Вас. На земле оставьте семя храброго, а справедливость свою посвятите небу. 

Не бойтесь вовсе смерти, а уповайте на того, кто создал все и утвердил. Держитесь вдали от коварства, порока и зла, и чистым сердцем и верностью служите Господу Богу. Смело умирайте за благочестивую страну, ибо это и есть смерть за Бога, за его церкви и за верующих, за прирожденных государей этой страны - за Аршакуни"(52).

Завершая наш очерк, еще раз хотелось бы подчеркнуть, что он ни в коем случае не претендует на исчерпывающий охват материала по теме, целый ряд важных вопросов недостаточно освещен. К данной статье скорее следует относиться как к некоторому опыту либо базе для дальнейших более глубоких и профессиональных исследований.

Автор: Рафаэл АБРАМЯН