Армянский национальный характер. Античный период

Античные армяне были благородным, гордым и воинственным народом, превыше всех благ ставящим защиту отечества и независимость своего государства. Древнейшие боги армянского языческого пантеона, кроме физической силы и собственно "божественного" дара, едва родившись, спешат на защиту родины. Ваагн, один из самых любимых армянских богов, например, родившись в результате совокупления неба, земли, воды и огня, тут же торопится, "бежит" (վազեր) защищать страну от чужеземцев.

Небеса и Земля были в муках родин,
Морей багрянец был в страданье родин,
Из воды возник алый тростник,
Из горла его дым возник,
Из горла его пламень возник,
Из того огня младенец возник,
И были его власы из огня,
Была у него брада из огня,
И, как солнце, был прекрасен лик.

Судя по дошедшим до нашего времени обрывкам античных мифов, преданий, песен и легенд, армяне, как, впрочем, и другие народы, наделяли своих богов человеческими качествами. Однако в армянском языческом пантеоне, в отличии от аналогичных пантеонов других народов, отсутствовали божества с отрицательными качествами характера. Боги как "женского", так и "мужского" пола обладали свойствами, способными, да и призванными украсить любого смертного человека. Так, в восприятии армянского народа в понятие женской красоты непременно входили и присущие и даже культивируемые в народной среде скромность и стыдливость: богиня Астхик, например, невзирая на свою божественную недоступность, всякий раз перед купанием в реке Арацани, укрываясь от нескромных взглядов пастухов, окутывала место купания плотной завесой тумана. Согласно этому мифу и возникло название местности Муш.

В среде армянского народа домашний очаг являлся одной из национальных святынь. И дело не только в том, что в армянском пантеоне нашла свое место богиня семейного очага - Нане. Скорее, наоборот, наличие богини Нане стало прямым отражением трепетно-уважительного отношения к семье в армянской среде. Семьи в Армении были большими, патриархальными и полностью воссоздавали в миниатюре социальный и политический строй государства. Отношение к семье индивидуума, таким образом, отражало отношение к государству. Народная легенда, сохранившаяся с античного периода, например, рассказывает о царе Ара Прекрасном, который ради сохранения верности семье отказал в любовных притязаниях царице Шамирам (Семирамиде) и решился на войну с могучей Ассирией. В другом, близком по сюжету, предании повествуется об армянском царе Артавазде, оказавшемся в плену у египетской царицы Клеопатры и отвергнувшем ее любовь. Отказавшись предать семью и родину и стать любовником сладострастной царицы, Артавазд предпочел смерть.

Античные армяне были народом благородным и гостеприимным, что, по всей видимости, исходило из сознания собственного достоинства и силы. Ксенофонт, греческий историк V века до н. э., был очевидцем отступления десятитысячного греческого войска через Армению к Черному морю, которое описал в своем знаменитом "Анабасисе". По словам историка, греки нашли у армян в большом количестве скот, хлеб, ароматные вина, розовое масло, изюм, стручковые плоды. Много было особого хмельного напитка, вроде пива, который армяне тянули через тростинку. Армяне принимали греков приветливо, снабжали припасами, указывали дорогу. Отметим, что армяне высоко ценили гостеприимство, что подтверждается и тем, что один из эпитетов Аманора - бога первых плодов и Нового года - был Ванатур, т. е. "гостеприимец".

Свидетельство Ксенофонта (а он являлся непосредственным участником описываемых событий) весьма интересно, оно является подтверждением благородства гордых людей, и в мыслях не имевших разгромить отступающее и, вне всякого сомнения, деморализованное войско. Такое, надо сказать, в те времена происходило сплошь и рядом. Однако греки в Армении нашли не только приют, но и безопасность. Подобное гостеприимство могло иметь место лишь в стране, где население не боялось внешней агрессии и было воспитано в традициях национальной демократии. Обратим внимание и на тот примечательный факт, что, согласно тому же Ксенофонту, во главе армянских деревень стоял выборный староста из местных жителей.

Армянский народ не чувствовал страха перед карающей силой, поскольку изначально, в глубинной сущности своей, не приемлел низости, зависти, предательства и иных, унижающих человека преступлений. Это, конечно, не означает, что в Армении не было "отрицательных персонажей". Были, и наверняка. Просто мы считаем, что эти люди наказывались иначе, путем всенародного остракизма и презрения. Каждый живущий в Армении должен был обогревать ее, стараться делать бытие на давшей ему жизнь земле светлее и теплее. Не случайно армяне считали себя детьми солнца, и вплоть до XII века называли себя "аревординер". Сакральная территория Армянского Нагорья не просто породила Армянский Этнос, но и придала ему присущую ее природе духовную, физическую и огненную энергию.