Оружие и национальный костюм

Как известно, в армянском языке слова "человек", "мужчина" и слово "воин" (мард и мартик) имеют один корень. Известно, что в древней Армении существовала особая система организации воинства. Каждый мужчина считался и являлся воином и в любой момент мог быть призван на воинскую службу. Мужчины - свободные люди, имеющие право на ношение оружия, должны были всегда иметь его при себе и по световому либо звуковому сигналу прибыть на заранее определенное место сбора. Интересно отметить, что эта система сохранилась в горных районах Армении, например, в Арцахе и успешно функционировала до 18-19 веков.

Оружие в армянском национальном костюме существует с древнейших времен, имеет глубокие традиции, а его существование было связано в том числе и с особой организацией воинства в армянском государстве. В дальнейшем в некоторых регионах Армении ввиду осознанной и целенаправленной политики захватчиков оружие начало вытесняться из национального костюма армян. В то же время во многих регионах Армении, сохранивших армянскую государственность, оружие оставалось именно как часть повседневного армянского национального костюма.

На данный момент в сознании многих армян все еще существует "блок", или запрет, установленный террором османских властей. Эти люди, тиражируя свои комплексы, воспитывают следующие поколения армян в искаженном османами мировоззрении, в том числе и в регионах, в которых османы и иные завоеватели терпели неудачу. Итогом этих тенденций может стать парадоксальная ситуация: армяне сами, своими руками демонтируют воинскую составляющую менталитета своего народа по всем регионам Армении.

Армянин - воин на этом рисунке изображен по описанию Ксенофонта в «Анабасисе»

Следует обозначить вероятные последствия такой ситуации. Как уже говорилось выше, сохранение менталитета "мужчин-воинов", выраженное в том числе в ношении холодного оружия, обеспечивало победы и сохранение государственности. Государственность же в свою очередь подпитывала и поддерживала этот воинский дух, о чем свидетельствует хотя бы пример Сюника и Арцаха времен освободительной борьбы 18 века. Более того, именно армянские горцы были идеологами и лидерами освободительной борьбы 19 века, причем многие из них были горцами Арцаха, Сюника, Лори, прибывшие в Ван, Муш, Сасун и другие районы Армении для помощи своим соотечественникам в героической борьбе против захватчиков. Во времена Геноцида именно горцы оказали достойное сопротивление турецкой государственной машине в лице армии и полиции. Уже во время Сардарапатской битвы стало ясно, что именно выходцы из горных регионов, в которых мужчины никогда не расставались с оружием, атаковали и увлекали за собой остальную часть армянства, став костяком, вокруг которого аккумулировалась воинская доблесть армянского народа.

Таким образом, практика показывает, что образ нации, который выражается в национальном костюме как ключевом элементе образа, является одним из слагаемых безопасности. Это вполне естественно, ведь то, как ощущает себя человек, кем он себя считает, во многом дает ему предпосылки к соответствующим поступкам. При этом следует иметь в виду, что мировоззрение и коллективное сознание народа выражаются в национальном костюме, но и костюм формирует мировоззрение и стереотип поведения. То есть можно утверждать, что изменение костюма ведет к изменению мировоззрения и дальнейшим изменениям в сознании, что хорошо видно на примере части армян, подвергшихся турецкому воздействию в этой сфере.

Александр КРЫЛОВ, доктор исторических наук (ИМЭМО РАН)