«Пастырь Арцаха»

     С главой Арцахской епархии ААЦ Паркевом Мартиросяном мы встретились в его резиденции в Шуше.

- В чем Вы видите миссию нашей Апостольской Церкви в сегодняшней жизни Армянства, в сохранении национальной идентичности?

- Миссия Церкви всегда есть и будет одной и той же - нести свет Евангелия, спасать человека. В деле сохранения нашей идентичности, самобытности Церкви принадлежит главенствующая роль не только в Армении, но и в диаспоре. У нас есть партии, национальные клубы, благотворительные и культурные общества, и это очень хорошо. Но на протяжении последних 1700 лет Церковь - единственный институт, который достойно представлял и представляет наше самобытное лицо. Не только религию, но и культуру, традиции. Церковь и в будущем должна выполнять эту миссию. Церковь - это мать. Мать должна оберегать своих чад, хранить быт, традиции народа. Другой вопрос, как именно это делать - в Карабахе таким способом, в Ереване другим, где-нибудь в Лондоне третьим.

- Что изменилось в деятельности Церкви за последние сто лет? Что нового появилось сегодня?

- Сто лет назад, в условиях расцвета национально-освободительного движения Церковь, конечно, желала свободы Западной Армении, свободы для себя в рамках государства, но, главное, старалась, чтобы не пострадал армянский народ. Сегодня мы живем в иных условиях. У нас есть государственность, даже две государственности. Государственность надо сохранить и развивать в армянских традициях. Церкви надо шагать в ногу с эпохой. Сегодня есть Интернет, компьютеры - они помогают сокращать расстояния, экономить время. Но если оценивать глобализацию это, конечно, вызов. Она грозит стереть многие национальные черты не только армян, но и других народов. Нам предстоит приложить огромные усилия, чтобы как-то воспрепятствовать этому нашествию, в том числе нашествию худших образцов массовой культуры. Здесь Церкви есть что сказать, что предложить. Может быть, в одиночку в условиях свободного рынка нам будет сложно, поэтому надо работать сообща с государством с общественными организациями. Яркий пример: попытка возвращения народу армянской духовной музыки, одной из вершин армянской духовности. Возвращения того, что было запрещено в течение 70 лет советской власти. В этом тоже наша миссия. Все армянское музыкальное искусство зиждется на шараканах. Есть армянский музыкальный лад, и мы должны вернуть его народу. Как это сделать? Одной церковной службы мало. В Карабахе уже несколько лет проводится конкурс исполнителей духовной музыки, такого конкурса нет даже в Армении. В деревенских школах дети изучают духовную музыку. Знают не все тысячу семьсот шестнадцать шараканов, но по крайней мере несколько десятков - это уже хорошо. У нас есть FM-радиостанция, которая транслирует духовную и классическую музыку, проповеди. Мы постоянно пропагандируем армянскую духовную музыку, она становится родной для людей, становится неотъемлемой частью их существования. В школах преподается Слово Божие. Мы обучаем преподавателей церковным песнопениям, а они учат детей. Пытаемся возрождать традиционные армянские праздники: Вардавар, Амбарцум и др. Эти празднества тоже искони сопровождались церковными и народными песнопениями. В этом направлении у нас еще непочатый край работы. Честно признаться, пока перед нами почти целина.

 
- Хватает ли священников для такой обширной деятельности?

- Конечно, нет. А где их хватает? Сегодня у нас, слава Богу, пятнадцать священников и это уже повод радоваться. На 270 деревень этого крайне мало. Как попасть в каждую деревню хотя бы два-три раза в месяц? Это физически невозможно. Поэтому пытаемся открыть собственную духовную семинарию, подготовить священнослужителей, чтобы заполнить этот вакуум. Время-то не ждет.

- В чем Вы видите сегодня главную духовную угрозу для Армянства на родине и в спюрке?

- Для армян это потеря родной христианской веры. Главная проблема - "теплое" отношение к своей вере. Как сказано в Евангелии: "Но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих". Должно быть рвение. Нехватка рвения в духовном плане   самая великая опасность для всех нас. С национальной точки зрения для нас опасны процессы глобализации, в диаспоре   ассимиляция, так называемый "белый Геноцид", на родине - нашествие сектантов тоталитарного типа. Здесь можно говорить о целенаправленном мировом заговоре. Эти сектанты очень хорошо организованы и хорошо финансируются. Они знают, где ставить свои центры: когда смотришь на карту, понимаешь, что они работают в чисто стратегическом ключе. Так что нам приходится бороться, я бы сказал, с мировыми сатанинскими силами, которые очень хорошо организованы и знают, что им надо делать. Происходит прямое насилие над сознанием человека, "промывание мозгов". Нам противостоят серьезные силы, но наша воля должна быть несгибаемой - ведь с нами Бог и нам нечего бояться.

В попытке приблизить церковную службу к рядовым верующим иногда предлагаются нововведения - например, перевести службу на ашхарабар. В Америке, где многие не владеют армянским языком, предлагается вести службу на английском. Но ведь в церковной службе и молитвах важны не только смысл, важна традиция преемственности тех молитв, тех слов, которые повторялись из века в век...

Духовное образование начинается с катехизации. Оно должно начинаться до крещения человека, если, конечно, его не крестят в младенчестве - тогда ответственность лежит на родителях и крестных. Человека надо готовить к крещению, объяснять основы веры. Катехизация все ставит на свои места. В противном случае человек может постоянно посещать литургию, не понимая смысла происходящего. Не нужно менять язык литургии - можно напечатать брошюры с параллельными текстами на грабаре и современном армянском или современном русском, английском. Человек может приходить и спокойно следить по написанному. Несколько раз проследит, а потом начнет понемногу запоминать, начнет мысленно петь или мысленно молиться. Ведь в начале XX века никто не жаловался -  почему вы поете на грабаре? Любой сельчанин ходил в церковь, не зная грабара, но хорошо понимал смысл всех таинств, всего происходящего. Факт понимания слов еще не помогает понять таинство, но понимание таинства помогает понять смысл слов. Заупокойную службу иногда в виде исключения можно прочитать на ашхарабаре, если на это есть благословение Католикоса или Священного Синода. Или другой вариант - в конце молитвы священник должен пояснить: вот сейчас мы просили Господа и Богоматерь о том-то и том-то. Это тоже вид проповеди, вид обучения. Ведь, принимая сан, священник дает обет проповедовать и обучать.

- Какое влияние может оказать победа национально-освободительного движения в Арцахе на возрождение духовности на этой древней земле?

- Подъем народного духа обратил людей к своим корням, в первую очередь к Армянской Церкви. Во время национально-освободительной борьбы большинство людей не было крещено, но все верили, что Господь с нами и победа будет за нами, хотя превосходство противника было более чем десятикратным. Многие некрещеные солдаты потом рассказывали: вот в этом эпизоде боя Господь спас меня. И это действительно было чудесным спасением. Такая вера приводила людей к крещению, многие крестились прямо во время боя.

- Как это сохранить сегодня?

- Трудно требовать от человека постоянного экстремального проявления его воли. Для этого должны создаться экстремальные условия. Сложно в мирное время держать человека в постоянном духовном напряжении - его засасывает быт. Как говорят в народе, нет темы для напряжения. Но если ты приводишь человека к вере, он должен всегда сохранять бдительность, чтобы не впасть в грех, в искушение. Он каждый день должен быть готов принять смерть, принять ее чистым, покаявшимся. Надо воззвать к душе армянина, чтобы он строил свое сильное государство ради сегодняшнего и завтрашнего дня.

- Как Вы видите отношения ААЦ с другими Церквями? Нет ли опасности, что в ходе укрепления взаимных связей от нас, как уже не раз бывало прежде, потребуют определенных уступок в догматике, которая, как известно, отличается как от православной, так и от католической догматики?

- Хочу внести уточнение: не наша догматика отличается, а догматика других Церквей отличается от нашей. Мы сохранили первоначальную истину. Никакой опасности, по-моему, нет. Нужен диалог, как с католиками, так и с православными, ведь когда-то все христиане были единой Церковью. У Святого Нерсеса Шнорали была замечательная формула такого диалога: "Единение в главном, всесторонняя любовь, свобода во второстепенных вопросах". Никому ничем не придется жертвовать. Есть понятие Святой Троицы, все мы ее признаем хорошо. Есть какие-то особенности в понятии об Иисусе Христе? Есть. Можно прийти к чему-то единому. Не предавать друг друга анафеме, а любить друг друга, любить во Христе, потому что все мы чада Христовы. Поэтому богословский диалог очень нужен и полезен.

- Поддерживаете ли вы идею возродить Шушу, опираясь на ее славные традиции, сделать ее духовным центром всего Армянства?

- Неслучайно в конце мая 1992 года вместе с несколькими священнослужителями я сразу переехал в Шуши. Переехал именно ради того, чтобы восстановить нашу древнюю столицу, приумножить ее славу. Надо все возвращать на круги своя.

- Может быть, даже перенести сюда столицу НКР?

- Это было бы очень хорошо.

- Сегодня это проблема чисто финансовая?

- Это требует волевого политического решения. Если перенести сюда столицу, город бы за пару лет преобразился.

- Вы говорили о духовном образовании.

- Семинария откроется в Гандзасаре. Вначале мы планировали создать это учебное заведение в Шуши, но спонсоры захотели разместить его в Гандзасарском монастыре.

- Есть ли программа церковного восстановления и строительства?

У нас была программа: восстановить основные монастыри, которые были главными духовными центрами: во всех наших районах отреставрировать существующие церкви или построить новые. Этот вопрос мы, с Божьей помощью, на сегодня решили. Нужно восстановить церкви в достаточно крупных населенных пунктах, в том числе в больших деревнях. Иногда, правда, мы планируем одно, а спонсор хочет построить церковь именно в своей деревне. Ну что же, на здоровье. Сегодня мы думаем восстановить Гтчаванк, монастырь Ерец Манканц (Трех Отроков), реставрируется Дадиванк. Необходимо восстановить монастыри Апостола Егише (Егиш Аракял) и Акопаванк, где некогда находился престол Агванкского католикосата, древнейший монастырь Хорекаванк в Талише. Слава Богу, в Степанакерте уже строим две церкви. Есть и другие планы. Скажем, в районе большого села Чартар на стыке трех сел надо построить церковь, найти для этого спонсора. Сегодня у нас больше 30 построенных и отреставрированных церквей. Если раньше Агванкский или Гандзасарский католикосат имел 4500-5000 церквей, то сегодняшнее количество в сравнении с прошлым - почти ноль. Знаете, сколько у нас паломников из Карабаха ездило в Иерусалим? Там были Гандзасарская и Амарасская церкви, был Карабахский монастырь. Представители дома Джалалянов постоянно строили, покупали, реставрировали церкви. Один из двух величайших армянских патриархов Иерусалима - патриарх Григор Паронтер Гандзакеци, был выходцем из Карабаха, потомком княжеского рода.

- Сегодня Арцах - это символ победы, символ возрождения армянского духа. Немаловажную роль в победе сыграла и Церковь, в том числе и в Вашем лице. Это создало высокий моральный авторитет, и сегодня люди ждут слова, ждут дела... Какими мыслями Вы считаете нужным поделиться сегодня с Армянством, с читателями журнала?

- Армянину прежде всего нужно быть армянином. Мы же называем себя hАй, в честь нашего прародителя hАйка. Что сделал hАйк? Не испугавшись никого и ничего, со своими тремястами родственниками (сам он был 301-м, здесь параллель с годом принятия Арменией христианства) он ушел из богопротивной Вавилонской империи и в битве нанес поражение ее десятитысячной армии во главе с императором Бэлом, олицетворяющим сатану (Бэл-Ваал). Непобедимый воин духа, воин Бога. Вот что вложено в имя hАйка, в имя каждого из нас. Поэтому каждому из нас надо быть самим собой. Не надо бояться зла. Была мировая империя Зла, которую разрушил hАйк. Своя миссия есть у каждого народа, каждой деревни, каждого человека. У меня была своя миссия, когда меня назначили в Карабах, и я знал, в чем она состоит. В чем же смысл миссии армянского народа? Миссия всегда связана с именем. Когда Господь создал животных, птиц, рыб, Адам их нарекал, потому что знал их суть, будучи наделенным знанием от Бога. Сегодня у нас есть имя, и нам надо его оправдать. Почему hАйк покинул империю? Он не захотел участвовать в Вавилонском столпотворении и строить богопротивную Вавилонскую башню, решил вернуться на Родину своих отцов, заново ее обрести и во имя этого одержал победу над мировой империей.

- С тех пор Зло этого мира видит в нас своих врагов...

- Ведь почему-то Рай был создан на земле Армении, как это обозначено на большинстве древних карт, почему- то во время Потопа человечество спаслось тоже здесь, на горе Арарат. Первый царь, принявший христианство еще при жизни Христа, был армянский царь Абгар из Эдессы. Армения была первым государством, принявшим христианскую веру в 301 году. Не много ли чести для армян? Но ведь дана была нам эта честь. Значит, неси свою миссию достойно, согласно оказанной тебе чести. Будь верным воином Бога, каким был hАйк, какими были Вардан и его воины в 451 году, во время первой в истории человечества войны за христианскую веру, какими были в 1915 году наши мученики, которые предпочли смерть отречению от Бога. Мы должны осознанно нести свою миссию, тогда все встанет на свои места.

- Мы начали разговор с миссии Церкви, заканчиваем темой миссии народа. Надеемся вместе с Вами, что миссии эти вечны и не подвержены эрозии с течением времени. Успехов Вам и всему народу Арцаха.

Источник: журнал «Анив»