Армянский Иерусалим. Часть вторая

Последствия борьбы за патриаршую власть


Не будем подробно останавливаться на этих вопросах. Патриархом избирается Егиазар, который, по словам историков, был очень тщеславен и решил провозгласить себя Католикосом Иерусалима и всех территорий, находящихся под властью турок. Это положило начало новым долгам Св. Престола и лишениям монашеской братии. 

Несмотря на тщеславность Егиазара, он все же очень многое делает для Св. Престола: строит церковь Сурб Эчмиадзин, которая соединена с храмом Србоц Акопянц; монашеский корпус для священнослужителей – Абехаятах с двадцатью кельями, а также другие здания в самом монастыре. В городе Рамле строит церковь Сурб Геворг, в Яффе в монастыре Сурб Никогайос сооружает кельи для паломников. В храме Свв. Иаковов строит престолы в честь Св. Степанноса и Св. Григория Просветителя... 

Чтобы положить конец раздору в ААЦ, Егиазара избирают Католикосом всех армян. Но борьба за власть на этом не кончается. Все интриги приводят к тому, что в начале XVIII в. Патриархии Иерусалима и Константинополя объединяются. В Иерусалим направлены представители Константинополя из мирян, а также местоблюститель из столичного духовенства. 

Эти миряне, будучи алчными и ненасытными, доводят Св. Престол до нищеты, закладывают церкви. У них не остается ничего святого: даже заходят в кельи монахов и отбирают все. Бывали дни, когда не оставалось и хлеба для пропитания. Поток паломников прекратился, основная финансовая помощь была от них... 

В 1713 г. в Константинополь из Тарона по делам своего монастыря Сурб Карапет прибывает Ованнес вардапет. Влиятельные столичные армяне, видя его добродетельную жизнь, решают отправить его в Иерусалим местоблюстителем, при этом обещая помочь в вопросе с долгами. Первым делом он освобождает из залога сад монастыря Св. Архангелов, серебряные лампады Гроба Господня. Но от всех долгов сразу освободить не может и обещает в суде заплатить оставшиеся долги...

По возвращении в Константинополь он созывает Синод в 1715 г., где повествует обо всех делах, творимых мирянами, о своем поручительстве в суде. А самое главное - указывает путь решения проблем: разделение двух Патриархий и назначение нового Патриарха Иерусалима. В ответ на вопрос, кого бы он желал видеть на кафедре Св. Престола, он указывает на Григора Шхтаякира, а его самого 12 сентября 1715 г. избирают Патриархом Константинополя, известным в истории как Патриарх Ованнес Колот...
Св. Патриарх Григор Шхтаякир 

Григор был родом из Ширвана, поэтому был назван Ширванци. В юные годы он принимает монашеский постриг в монастыре Св. Карапета в Тароне. Будучи еще молодым, избирается на место умершего настоятеля монастыря. Он проявил себя человеком мудрым и смиренным душою, хорошим управителем... 

Как было сказано выше, в 1715 г. по просьбе Ованнеса Колота его избирают Патриархом Св. Престола. В Константинополь Шхтаякир доходит почти через два года, но до этого, узнав, что некоторые миряне еще вредят Св. Престолу из-за своей алчности, издает указ 2 октября 1715 г. и посылает в Иерусалим. В указе он назначает местоблюстителем Ованнеса вардапета, известного под именем hАнне, и все дела поручает ему и другим вардапетам... 

Приняв патриаршую кафедру, Григор одевает на себя тяжелые цепи, дав обет, что не снимет их до тех пор как покроет все долги Св. Престола. Поэтому его стали назвать Шхтаякир, т.е. носящий цепи. Помимо цепей, он носил власяницу с гвоздями, мало ел и вел строгий аскетический образ жизни... 

Он обходит города и села, прося помощи у армян... Патриарх еще не освободился от прежних долгов, как новая тяжесть ложится на его плечи. Католики и православные греки, видя бедственное состояние армян, сговорились вместе отремонтировать храм Гроба Господня. Они пребывают в уверенности, что если армяне не сумеют участвовать в ремонте, удастся своими силами обновить принадлежащее армянам и прибрать к рукам. 

Но Шхтаякир не падает духом. Вооружившись надеждой на Бога, он в 1720 г. посылает извещение вардапету hАнне начать ремонт... Тот приходит в замешательство, ибо не было ни одной копейки, как он сам и пишет в своих заметках... Но Господь милостив, Он, как и всегда, помогает армянам и не дает уронить честь нашей Церкви, ибо надеющиеся на него не будут постыжены. Два Патриарха, Ованнес Колот и Григор Шхтаякир, делают все, чтобы собрать деньги на ремонт храма, и это удается с помощью Господа... 
Покрывая долги, Шхтаякир одновременно закупает земельные участки, дома, магазины, ремонтирует монастыри, строит новые кельи... 

12 февраля 1721 г. его нога ступает на вершину горы Сион, где он и строит монастырь Свв. Иаковов. По прибытии в Иерусалим он начинает восстанавливать моральную жизнь братства, службы на Святых Местах. Продолжает закупать земли, но на этот раз вокруг монастыря и дома, куда вселяет армян. Впоследствии эта часть Старого Города станет Армянским кварталом, одним из четырех наряду с Христианским, Мусульманским и Еврейским. 

Проходит 8 лет, почти все долги покрыты, но блаженный Патриарх не снимает с себя цепи. Он делает это только по просьбе братства Свв. Иаковов, Константинопольского Патриарха Ованнеса Колота и Католикоса всех армян Карапета, находившегося в Константинополе. 
В Константинополе созывается Синод при участии Католикоса. Исходя из проблем недавнего прошлого и их последствий приняты каноны с анафемой тех мирян, кто покусится вмешиваться в дела Св. Престола, попробует воссоединить Св. Престол с другими престолами или Патриархией Константинополя. Также утверждено правило, согласно которому Патриархом должен быть член братства Свв. Иаковов, а если кто-то извне покусится взять власть Св. Престола, тому тоже анафема. 

В 1729 г., как и во время Паронтера, не совпадают Пасхи армян и греков. У греков она опять отстает на неделю. Приходят к мирному соглашению, что будут справлять по очереди, и заверяют соглашение у властей... Не будем вдаваться в подробности, только отметим, что и при Патриархе Шхтаякире произошло Чудо, как и при Паронтере в 1634 г. После длительной службы армяне начинают Крестный Ход вокруг Гробницы Гроба Господня, паломники слезно взывают: 

«Господи, помилуй». Шхтаякир подходит к дверям, разоблачается, сотворяет слезную молитву, после открывают двери, и, когда он вступает внутрь Гробницы, от Гроба Господня уже исходит Свет. Он зажигает свечи, при выходе над дверью сама собою зажигается лампада в честь Св. Григора Лусаворича, после зажигаются все лампады в храме, в том числе католические и греческие. Невозможно описать ликование верующих, которые стали свидетелями этого чуда. Слухи о нем быстро доходят и до пределов Армении. 

В 1727 г. Иерусалим посещает один из видных армянских деятелей того времени Сеhбестрос амира, на чье пожертвование реставрируется храм Србоц Акопянц (Свв. Иаковов). В 1732 г. другой амира по имени Мелитон посещает Иерусалим со своей женой – на его пожертвования закупаются земли. 

В 1733 г. предает Господу свою душу hАнне вардапет, который был столпом Св. Престола и его защитником. Здоровье Патриарха к этому времени ослабело из-за строгой аскетической жизни и преклонных лет, он тяжело переносит потерю друга и соратника. Воспользовавшись этим моментом, греки замышляют новое коварство против Св. Престола. 
Дабы усыпить бдительность армян, греко-православный Патриарх Мелетиос в 1734 г. призывает Шхтаякира поклясться на Св. Евангелии о верности и любви, позабыв прошлые обиды. Шхтаякир соглашается. А вскоре Мелетиос отправляется в Константинополь, чтобы заполучить монастырь Свв. Иаковов… Когда армяне почувствовали злой умысел, Мелетиос 22 января 1735 г. опять заключил с нашим духовенством письменный договор о любви и братстве, который и по сей день хранится в Св. Престоле, а сам продолжил свои коварства. Он готовит документы с притязаниями на то, что все церкви Иерусалима и Вифлеема, принадлежащие армянам, коптам, сирийцам и эфиопам, являются собственностью греков. 

Шхтаякир готовит свои документы, защищающие и доказывающие права армян и других Древневосточных Церквей на собственность. Католики обещают в это время помочь армянам и, если потребуется, свидетельствовать на суде. 6 мая 1736 г. Шхтаякир отправляется в Константинополь, рассчитывая на встречу с султаном, но тот отсылает Патриарха к главному везиру. На суде все доказательства прав армян не играют роли, ибо деньги греков имеют больший вес. Документы армян приносят султану, но он, не прочтя их, отдает приказ приготовить указ о правах греков на все Святые Места, который должен вступить в силу утром. 

Поздно ночью Патриархи Григор Шхтаякир и Ованнес Колот, возложив свои надежды на Господа, идут к архитектору султана армянину Мелитону. Сын Мелитона обманывает их, говоря, что отца нет дома, за что, как говорит историк, после он был наказан, умерев скоропостижно в болях и муках. 

Патриархи отправляются к амире Арутюну, другу Шейх-уль-ислама и приближенному султана, и объясняют проблему. Арутюн немедленно отправляется к Шейх-уль-исламу, тот по его просьбе идет к султану и рассказывает о сне - мол, явился к нему великий пророк и велел идти к султану - а сам, между прочим, упоминает об армянах и греках. Султан объясняет, что армяне покусились на права греков и показывает указ в пользу последних, а также документы армян, которые Шейх-уль-ислам по благоволению султана начинает читать. 

Он зачитывает проклятия прежних султанов на тех, кто осмелится отнять Святые места у армян. На султана нападает страх, он сразу же подписывает новый указ и все оставляет за армянами. И в этот раз Господь помогает армянам, и, как говорит историк, мы всем народом должны быть благодарны амире Арутюну и вечно, из поколения в поколение, хранить память о нем за его, можно сказать, подвиг. 

Шхтаякир вскоре возвращается в Иерусалим, рассчитывая спокойно вздохнуть, но не тут-то было... На этот раз конфликт происходит с католиками, которые запрещают армянам в Храме Гроба Господня служить Литургию на престоле Св. Жен Мироносиц (напротив Гроба Господня), а также стелить ковры на пол, под тем предлогом, что пол Храма якобы принадлежит католикам. Они также устраивают многие разногласия в Вифлееме и притесняют армянских монахов. 

В храме Гроба Господня 16 октября 1742 г. католики зверски избивают армянского монаха за то, что он помешал им подмести в армянском приделе. Как замечает Саваланянц, у католиков часто менялись игумены. Возможно, очередной игумен не любил армян или же появление нового влиятельного посла европейской державы могло послужить поводом для захвата прав на Святые Места... 

Не сумев договориться с католиками, Шхтаякир пишет письма с жалобой на их действия королю Франции Людовику XV, Синоду кардиналов в Рим, главе французского правительства кардиналу де Флери и новому послу Франции Касделлинии. Вскоре католики меняют свою политику, и армяне восстанавливают свои права... 

12 февраля 1741 г. предал душу Господу Патриарх Константинополя Ованнес Колот, человек святой жизни. Шхтаякир прожил после этого еще 8 лет, при этом настрадавшись уже от самих армян: выходцы из Армении пытались захватить в Дамаске здания и церкви, принадлежащие Патриархату, в Иерусалиме многие армяне переходили ради собственной выгоды в католицизм и вредили Св. Престолу. Патриарх предал свою душу Господу 12 февраля 1749 г. в тот самый день, когда в 1721 г. его нога через Сионские ворота вступила в Иерусалим... 
Блаженны сии святые мужья, благодаря им мы имеем сегодня то, что имеем! Блаженны те, кто имеет память на Сионе! 


Насколько мне известно, в XIX в. разворачивались не менее острые конфликты. Расскажите немного о них, hАйр Сурб. 

Пожар в Храме Воскресения 

На рассвете 30 сентября 1808 г. произошел пожар, описанный Саваланянцем в книге «История Иерусалима». Огонь охватил сперва Гроб Господень и начал быстро распространяться по Храму, уничтожая все на своем пути... Служители кто как мог выскакивали из окон или прятались, если находили безопасное место. 
Отметим, что двери закрываются снаружи арабами, у которых хранится ключ Храма, и поэтому через двери люди не имели возможности выбежать на улицу... 

Когда пожар прекратился, в Храм пришел глава города со своими помощниками. Причиной пожара Саваланянц считает неосторожность служителей Храма, но греки жалуются главе города, обвиняя армян в злостном и осознанном поджоге Гроба, и при этом просят лжесвидетельствовать латинян, которые отказываются давать такое лжесвидетельство. Тогда греки просят судью послать письмо правителю в Дамаск о том, что сделали армяне, но судья отвечает, что это наказание Божие для христиан, а не чей-либо злостный умысел... 
Отметим, что греки не служили Литургию на Гробе Господнем и Гробе Богородицы, тогда как армяне и католики издавна служили на этих местах, причем армяне намного раньше, со времен Саладина, а католики — с первой половины XIV в. 

Вскоре судья дает право всем трем христианским конфессиям отстраивать и ремонтировать свои приделы, ибо пожар причинил большой ущерб... Но греки, подкупив правителей, начали быстро сами ремонтировать, при этом захватывая чужое. Некий армянин Антон, видя все это, начал спорить с греками, за что был избит ими и едва избежал смерти, спасаясь у солдат. Видя, что могут начаться волнения в городе, грекам запретили проводить строительные работы. 

В это время (октябрь 1808 г.) в Иерусалиме находился правитель Дамаска, у которого греки просят 200 солдат для защиты, обещая содержать их за свой счет. Выгнав из крепости Давида местных мусульман, солдаты обосновались на их месте. Греки на этот раз пошли еще дальше: они выкупили новый приказ, который только им давал право ремонтировать весь Храм, армянам запрещалось служить Литургию на Гробе Богородицы, а латинянам — на Гробе Господнем (отметим, что еще до пожара армяне потеряли право служить Литургию на Гробе Господнем). 
Правда, католики отстояли свое право служить... 

Изгнанные жители крепости Давида напали на греков, избивая и убивая всякого попавшегося на пути грека. Армяне в это время спасли много греков. Разъяренная толпа ворвалась в Храм и начала рушить все, что построили греки. Вскоре подоспели войска... 
Конфликт имел очень длинную историю со множеством перипетий. В Константинополе велись собрания, конфликтующие стороны то выкупали права, то теряли... 

Греки отремонтировали Гроб Господень по своему усмотрению и вместе с католиками служили Литургию... В 1813 г., в ноябре, армяне вернули все свои права на Гроб Богородицы с правом служить Литургию. А в 1829 г. по указу султана вернули свои права наравне с греками и католиками служить на Гробе Господнем, при этом потеряв многие права, которые имели до пожара. 3 сентября того же года была отслужена первая Литургия. 

Армяне просили у султана возвращения еще и прав на Голгофу, приводя свидетельства о том, что она с давних времен принадлежала армянам, была отобрана грузинами, а сейчас находится у греков. Но султан отказал исходя из политической ситуации. Недавно закончилась война между Османской империей и Россией с подписанием мирного договора не в пользу первой, и русские, будучи единоверцами греков, имели финансовое преимущество и сильное влияние в регионе. 

Когда сегодня мы служим Праздничные Литургии, на алтарь Гроба Господня ставится серебряное украшение в виде солнца с надписью на армянском, где указывается наше право служить Литургию. 

Храм Вознесения 

В 1834 г., в мае, произошло сильное землетрясение в Иерусалиме, было разрушено много домов, развалился Купол Храма Вознесения. 
Отметим, что Храм и окружающие строения были собственностью армян. Армяне дали право другим христианам служить здесь Литургию дважды в году... И вот, после землетрясения, католики из Египта получают право на строительство Купола и закрывают железной крышкой место Стопы Господа нашего, а также получают права на службу в Храме. 

На это решение жалуются армяне и греки, но поскольку армяне не успели обновить у султана право собственности на Храм, все три Церкви получили право восстанавливать купол вместе. 
В 1836 г. армяне получают обновленное право на собственность, вместе с ним также право на ремонт в Храме Воскресения и равные права с греками в Храме Рождества в Вифлееме. По этому поводу историк говорит, что лучше бы не получали этих прав, ибо они по слабости суда так и не вступили в силу и еще дали повод для злобы грекам... 

Итак, купол был построен всеми Церквями, армянами же построены новые кельи вокруг Храма, греки и католики по два раза в год служат в Храме... Католики не останавливаются на этом: опять, используя свое влияние, они хотят заполучить Храм, но это им не удается... Вскоре, в сентябре 1838 г., в Иерусалим прибывает представитель султана некий Арифи. Он собирает трех местных влиятельных жителей, уже подкупленных католиками, а также судью и представителей трех Церквей. В Храме три жителя дают свидетельство, что это Святое Место – мусульманская Мечеть, что и подтверждают ослепленные завистью к армянам греки и католики... 

Армян уже никто не слушает. Вскоре получают и зачитывают приказ султана, и уже никто не может ему воспрепятствовать... Выходя от судьи, армяне видят, как толпа греков и католиков с топорами и палками в руках движется в сторону Храма... 

Армянские построения и Храм были разрушены 11 сентября 1839 г. Описывая эти события, Саваланянц говорит, что прочие христиане настолько были ослеплены и действовали с таким рвением, будто бы разрушали некое языческое капище Афродиты. После они устроили пир и опьяненные прошлись перед Армянской Патриархией, играя на барабанах, демонстрируя свою победу над армянами... 
Наша Патриархия, помимо потери Храма, понесла и большой урон. Сегодня на этом месте стоит Мечеть, а христиане платят деньги хозяевам земли, чтобы служить здесь Литургию. 


Статус-кво 

Все эти конфликты продолжались бы постоянно, если бы не важное постановление османского султана Абдул-Меджида от 1852 г. Эта декларация официально утвердила «статус-кво» в Святых Местах, она определяет, регулирует и сохраняет без изменений права собственности в Святых Местах, дарованные исключительно трем основным Патриархиям: Армянской, Греко-православной и Католической... 

Это постановление после падения Османской империи и получения британского мандата на Палестину принимает и правительство Великобритании, а позднее и израильские власти... Но все же и в наши дни делались попытки нарушить Статус-кво, и поэтому постоянно возникали новые конфликты... 

Расскажите о сути конфликтов последних лет - тех, которым Вы были свидетелем. 

В Иерусалим я приехал в декабре 1997 г. и уже в первый же день услышал о драке между армянами и сирийцами-яковитами на Пасху 1997 г. Сирийцам хорошо попало, и они обещали взять реванш в 1998 г. 
Суть конфликта с ними была такова. В Великую Субботу по Статус-кво весь Храм Гроба Господня от самой двери делится на две части: армянскую и греческую. Нам выпадает небольшая часть, где мы размещаем, помимо наших паломников, еще и паломников сирийских и коптских. Все православные-халкидониты заходят в греческую часть, а прихожане Древневосточных Церквей — в нашу. 

У дверей стоят греческие и наши служители и еще по одному сирийцу и копту, чтобы не вошли «нежелаемые» люди... И вот горячая молодежь из сирийцев-яковитов перед входом в Храм заскакивает друг другу на плечи (порою приходят к Храму так) и с криками, стуча на барабанах, хотят войти внутрь. Наши не впускают их, считая, что неприлично входить так в наш придел. Там всегда происходят стычки... В 1998 г. тоже произошла драка у входа, но сирийцы сразу же успокоились, прошли в свою часть и уже там начали вскакивать друг другу на плечи.... 

Когда выносят огонь, мы начинаем Крестный Ход вокруг Кувуклии, обходя ее три раза, и поскольку сирийцы и копты не имеют права отдельно обходить Кувуклию, они присоединяются к нашему Ходу. Из-за этого наши ряды уменьшаются: по соглашению о численности треть отводится им, а нам – две трети... И вот во время этого Хода на нас нападает сирийская молодежь, одетая в белые майки и джинсовые брюки... 

Трудно описать, что творилось: с обеих сторон были раненые, ранена была и русская паломница, которая оказалась в нашем приделе, - по голове пришелся удар сломанной стеклянной бутылкой. Ножевые ранения получили несколько наших семинаристов. В нашу сторону бросали чем попало: камнями, которые заранее принесли в Храм, стульями, бутылками. 
Полиция не могла противостоять... Но, слава Богу, все прошло. 
В 1999 г. полиция уже подготовилась и не допустила сирийцев вскакивать друг на друга в нашей части, но маленькие стычки все же были.... 

Отмечу, что на всю Страстную Неделю мы выделяем сирийским служителям несколько наших комнат, ибо они не имеют места в Храме, и каждое воскресенье даем им право служить Литургию в нашей часовне в Храме - часовне Св. Иосифа Аримафейского. По Статус-кво мы имеем право всю Страстную Неделю продавать свечи в этой часовне и ставить подсвечник для зажигания свечей. Сирийцы-яковиты решили, что мы не имеем на это права, и несколько лет подряд доходило до стычек - судились, приводили доказательства... Суд принял решение в нашу пользу, и уже несколько лет, как стало спокойнее... 

В 2002 г. на Великую Субботу в конфликте со стороны греков участвовал новоизбранный Патриарх Ириней, с нашей - протоархимандрит Самвел, игумен Гроба Господня, который уже несколько лет участвовал в церемонии получения Огня... 
Надо заметить, что до пожара 1808 г. двери в Гробницу Гроба Господня были широкими, входить и выходить могли по нескольку человек одновременно, не мешая друг другу. После нового строительства остался узкий и низкий проход, достаточный только для одного человека. 

По Статус-кво первым в придел Святого Гроба входит грек, а за ним армянин, оба становятся на колени пред каменной плитою Гроба, где лежат две зажженные лампады: одна — заранее внесенная туда, а вторую вносят торжественно... 
После молитвы оба зажигают свои свечи. Поскольку армянин стоит ближе к выходу, он, как и всегда, решает выйти в придел Ангела, где должен ждать грека, чтобы вместе дать огонь – каждый в свое окошко для верующих. Затем первым из Кувуклии должен выйти грек, а за ним армянин, которого на руках несут в нашу Игуменскую, после чего начинается наш Крестный Ход. Но в этот раз Ириней не пускает нашего игумена Гроба Господня выйти из придела Святого Гроба в придел Ангела и приводит причину, что, будучи Патриархом, он должен первым выходить... 

О. Самвел выходит, а Патриарх, выйдя из придела Гроба, тушит его свечи и направляется к своему окошку... Там происходит драка, на крик Патриарха входят греки и полиция.... 
После СМИ начинают распространять слухи, будто бы армяне захотели захватить право получать огонь, ибо во всех православных источниках и литературе присутствовала дезинформация, что только грек входит в придел Святого Гроба....

Спор берется решать израильское правительство. А решать его можно только на основе существующего закона о Статус-кво в Святых Местах, где ясно говорится, что грек и армянин входят в Гроб, молятся и зажигают свечи от лампады, а после передают их верующим. 

«Сначала Патриарх раздевается, затем сопровождающее его духовенство несет его митру и одеяния к Алтарю в часовне. Дверь уже открыта, и Патриарх входит в Гробницу в сопровождении армянского Епископа... Далее Патриарх и армянский представитель раздают Святой Огонь через отверстия на разных сторонах придела Ангела» (THE STATUS QUO IN THE HOLY PLACES - L.G.A. Cust - Jerusalem 1980 p.69) 

До Великого Поста 2003 г. израильское правительство проводило нейтральную политику, но вскоре перед Страстной Неделей все меняется - Ириней получает официальное согласие от властей на занятие престола греческого Патриарха (израильское правительство до 2003 г. не принимало Иринея как Патриарха), одновременно начинается давление на армян, чтобы они не входили в Гроб, ибо так хочет сам Ириней. Со стороны полиции были угрозы: если не выполним их условий, армян вообще не впустят в Храм... 

Это давление со стороны израильского правительства продолжалось до 2005 г., затем по его предложению армяне и греки должны были привести доказательства в защиту своих прав и претензий. В 2005 г. на Страстную Неделю мы с греками предстаем перед Верховным Судом Израиля. Наши доказательства были сильными, но после длительного перерыва суд постановил, что не может вмешиваться в религиозный конфликт, и его разрешение было передано в руки полиции. 

В 2005 г. армяне опять только после больших споров заходят в Гроб и зажигают свечи. В этом же году начали распространять слухи, будто армяне подкупили евреев, чтобы решить вопрос в свою пользу. Но к маю 2005 г. открываются сделки Иринея: оказывается, он продал евреям право аренды на 198 лет здания в Старом Иерусалиме, принадлежащего Греко-Православной Патриархии. 

Все это послужило причиной лишить Иринея сана, низведя его до простого монаха. Греческий Синод в Иерусалиме решился на этот шаг, причиной были и внутрицерковные проблемы, и конфликты со многими Церквями в Иерусалиме: с коптами, католиками, румынами, сирийцами. На официальном сайте www.patriarchia.ru читаем о решении, принятом в мае 2005 г.: 

«Ранее, в мае, был низложен собственным Синодом Патриарх Ириней I. Причиной этого были названы нарушения коллегиальности, безответственное управление церковными делами, включая недвижимость Патриархата, а также признаки душевного нездоровья, проявлявшиеся, по мнению членов Синода, со стороны бывшего Предстоятеля Иерусалимской Церкви». 

По избрании нового Патриарха Феофила казалось, что будет взаимопонимание, но все продолжалось в том же духе... 
И только в этом 2008 г. на Великую Пятницу было принято соглашение... Все прошло в мире и согласии в соответствии со Статус-кво, за что и слава Богу! 

Вербное Воскресение 20 апреля 2008 г. 

Отношения с греками были напряженными. Даже традиция взаимных поздравлений духовенства всех Церквей на праздники между нами и греками с 2002 г. приостановилась. 

11 ноября 2007 г. на праздник Гют Хач (Обретение Креста), когда закончилась Литургия и у нас начался Крестный Ход вокруг Гроба Господня, мы заметили внутри в Приделе Ангела греческого монаха, что по Статус-кво не положено. Отметим, что во время Крестных Ходов, как армянских, так и греко-православных и католических, по одному представителю других Церквей должны стоять у входа в Гробницу, но не внутри. 

Итак, греки поставили еще и внутри второго монаха. Этим, видимо, хотели закрепить претензии на то, что все здесь является исключительной собственностью греков и должно проводиться под их непосредственным наблюдением и контролем. 
Мы обратились к представителям полиции, которые быстро закрыли двери в Гроб и не разрешили нам даже войти внутрь, чего требовали правила процессии, согласно которым возглавляющий ее наш епископ или Патриарх должен сесть в кресло внутри Придела Ангела. После окончания Крестного Хода Патриархия пожаловалась в полицию и представила доказательства того, что греки не имеют права ставить еще и второго монаха. Греки же, не имея доказательств, просто требовали у полиции признания их права на любой Крестный Ход армян ставить и второго монаха. 

16 марта 2008 г. во время нашего Крестного Хода греки опять поставили монаха в Приделе Ангела. На этот раз мы решили сами действовать. Грека попросили выйти, он вышел, но израильская полиция насильно ввела грека обратно и закрыла двери... 

20 апреля нынешнего года на Вербное Воскресение грек опять стоял внутри, но мы поступили иначе. Пройдя два круга, не реагировали на это, и полиция, видимо, успокоилась. На третий круг, когда пред входом читается Св. Евангелие, мы быстро собрались перед Гробом, можно сказать, заняли «оборону», а грека попросили выйти, и он вышел. Вскоре полиция заметила этого монаха и опять попыталась силой водворить его внутрь, но на сей раз не смогла пробиться к дверям. Был вызван спецназ... Неприятно вспоминать все это... 

Пока полиция и спецназ пытались открыть дорогу к дверям, мы с одной стороны противостояли их натиску, а с другой — несколько вардапетов и дьяконов читали Св. Евангелие и молитвы. 
Когда служба закончилась, мы начали выстраиваться, чтобы продолжить Ход. Не успел наш владыка выйти из Гробницы Гроба Господня, как один из полицейских побежал в сторону греческой церкви внутри Храма, где молча стояли и наблюдали за всем происходящим греческие монахи и священнослужители, и позвал одного из них. И вместе они как бы пошли на таран, чтобы войти в Гробницу... Грек был сбит с ног, это засняли и показали по всем телеканалам: мол, армяне и греки подрались, а виноваты армяне... 

Вмешались уже и местные армяне, была серьезная стычка с израильской полицией... После процессия закончилась. По возвращении в Патриархию рядом с полицейским участком арестовали одного несовершеннолетнего мальчика, с которым пошел и его отец... Мы, духовенство и миряне, простояли у входа в полицию часа два. Переговоры увенчались успехом, задержанных освободили. 

На следующий день полиция сообщила нам, что открыто дело и на отца Норайра, который попросил грека выйти из Гробницы. Отец Норайр 10 дней не имеет права входить в Храм Гроба Господня... 
Всю Страстную Неделю велись переговоры с полицией и греками, но основной вопрос был о Великой Субботе. И, как я уже сказал выше, в пятницу достигли соглашения и одновременно закрыли дело в полиции на отца Норайра. Отмечу, что полиция негласно признала свою вину в произошедшем и пообещала впредь не вмешиваться в конфликты в пользу одной из сторон. 
В субботу после выноса Огня на наш Крестный Ход никого из греков не было внутри. 
Остается надеяться на Господа, что таких конфликтов больше не произойдет, но, к сожалению, история всегда доказывает другое... 

Конфликт в Храме Рождества 

Каждый год после католических рождественских праздников армяне с греками начинают уборку всего Храма Рождества в Вифлееме, она длится всего несколько часов. Весь Храм поделен на части, большая принадлежит грекам. Армянский придел имеет два Престола, а вот само место Рождества Господа принадлежит как армянам, так и грекам. Верхние части почти под самый потолок принадлежат грекам. 
Этот день у нас принято называть «авеламарти ор» - день борьбы вениками, что подтверждает частоту конфликтов во время уборки. 

Особенно тяжелые столкновения с серьезными увечьями происходили в 70-х гг. Вот уже сколько лет я участвую в уборке и знаю, что мы всегда собираемся не столько на уборку, сколько на трудную защиту своих прав. Греки же в стремлении создать численное превосходство собирают монахов с разных греческих монастырей на Святой Земле и каждый раз стремятся хоть немного расширить свои полномочия в Храме Рождества, чтобы на следующий год ссылаться на прошлый прецедент (даже снимают все и потом приносят в доказательство фотографии). 

Последнее время все кончалось словесной ссорой, затем мы доказывали по документам, что греки не правы. Но на следующий год они придумывали что-нибудь новое. Так, в конце декабря 2007 г. начался спор из-за лестницы. Греки имеют право ставить большую лестницу в нашем приделе, чтобы чистить верхние части стены. Но права передвигать лестницу у них нет, и вот в этот раз они решили ее передвинуть, из-за чего разгорелся большой спор. Со стороны греков полетел в нашу сторону камень, и в мгновение ока все началось... 

Вмешалась палестинская полиция, среди греков были раненые. Отмечу, что численностью они нас превышали почти в три раза и среди них были даже наемные рабочие из арабов-мусульман, нанятые для чистки Храма. Полиции удалось успокоить обе стороны. Уборка Храма продолжилась, лестницу больше не передвигали... 

Надеемся, что в этом 2008 г. все пройдет нормально. Вообще, нам больше по душе то, как проходит уборка в Храме Гробницы Богородицы в Гефсиманском саду – там каждый год в конце сентября после больших праздников собираются богобоязненные женщины – армянки, гречанки, русские - и спокойно проводят уборку все вместе. 

Как Вы, hАйр Сурб, оцениваете суть этой борьбы за привилегии? 

Еще Святые Григор Просветитель, Трдат и Нерсес осознали важность Святых Мест для нашего народа и способствовали тому, чтобы здесь были заложены церкви во имя спасения армянского народа. Поэтому монашескому братству Свв. Иаковов приходится защищать грудью наши привилегии на Святые Места, защищать своим постоянным присутствием и службами, чтобы наши паломники спокойно молились, не опасаясь, что завтра их могут не допустить к службе только из-за того, что они прихожане Армянской Апостольской Церкви. 

Мы каждый Божий день и ночь служим Литургии на Святых Местах. В 3 часа ночи – Литургия на Гробе Господнем, в 8 утра — на Гробе Богородицы и в Вифлееме, не считая других каждодневных служб. 
Возможно, у некоторых читателей все рассказанное выше вызовет недоумение. Сам был свидетелем, как некоторые армяне в Интернете даже смеялись над последними конфликтами: мол, «попы с ума посходили». «Какая разница кому после кого заходить, кому где стоять – разве по-христиански устраивать из-за этого ссоры?», «Да отдайте все грекам, а сами езжайте в Армению, разве мало там церквей»... 

На самом деле, уважаемые читатели, все намного серьезнее. История показывает: если в малом не будешь верен, после потеряешь многое. На всем протяжении истории мы видим постоянные попытки со стороны греков нарушить Статус-кво в мелких вопросах. А если пропустим малое, покусятся на большее. И так, в конце концов, можем потерять многие места, за которые наши отцы проливали кровь! 

Мелочи порою кажутся незначительными, но здесь, на Святых Местах, каждая деталь имеет важное символическое значение. Она показывает права ААЦ и наше равенство с католиками и православными. Посмотрите на силу и мощь как Католической Церкви и католических государств, так и Православной Церкви и православных стран. Сравните с этой мощью ресурсы Армянской Церкви и самой Армении. Но ведь мы имеем на Святой Земле столь же весомые права, как и те Церкви, которым помогали и помогают мощные державы. Наша надежда — Сам Господь, и, как показала история, без помощи Господа армяне давно бы исчезли со Святой Земли, как исчезли грузины. Господь помогает тем, кто отдает без остатка все свои, пусть и скромные, силы. Нам нужно помнить об этом повсюду и, не в последнюю очередь, в Иерусалиме... 

 

Продолжение следует…