Пророчество старца Паисия Афонского

Группа киприотов посетила старца. Они хотели поговорить сним по национальному вопросу.

Архондрик под открытым небом был готов.
-Вы откуда?- спросил их старец.
-С Кипра, старче.
-Ну и как ы там поживайте?
-Как поживаем, старче? Сожрали нас турки.
Старец сказал им с улыбкой:
-Не вижу, чтоб лично вас сожрали.
Он пригласил их сесть, предложил угощение, а потом сказал:
-Не бойтесь турок, они рассеются.
Посетитили удивились, а старец продолжал:
-Да , говорю вам! Турция развалиться. Вы сей час напоминайте дохлого клопа, но придет время и туркам несдобровать.
Армяне и курды создадут свои собственные государства и получат независимость.
Прочие же малые народы, поскольку они не соблюдают международные нормы, будут культурно поглащены великими. А нам эллинам отдадут Град (Константинополь), не потому что нас полюбят, а потому что мы будем соблюдать сдержанность. Да, Град мы получим назад.

***

Старец Паисий горы Афонской (1924-1994) - великий наставник духовной жизни, опытный богослов, аскет и подвижник, чудотворец, обладвший даром пророчества.

Схимонах Паисий Афонский (1924-1994) - известный старец Горы Афонской, великий наставник духовой жизни, опытный богослов, аскет и подвижник, чудотворец, обладавший даром пророчества.


Усердие в духовной жизни.

Старец Паисий желал, чтобы наша вера во Христа основывалась на усердии. Вот характерные для него слова:

"Тот, кто ищет чудес, чтобы поверить в Бога и полюбить Его, не имеет благородства. Бог, если захочет, может за несколько секунд одним сверхъестественным чудом, видимым для всего мира, сделать всех верующими. Но Он не делает этого, потому что таким образом свободная воля человека претерпит насилие и человек поверит в Бога не от усердия и благодарности Его величайшей благости, а по причине Его сверхъестественной силы.

Пред Богом имеет цену вот, что : когда человек возлюбит Его потому, что Он благ. Наш Христос по любви к нам стал Человеком, был осмеян, оплеван, бичеван, обнажен и распят, пролив Свою кровь. Всем этим Он с очевидностью показывает каждому из нас, что он действительно есть Любовь. И поскольку Бог есть Любовь (1 Ин.4;8), то только этим мы должны быть побуждаемы любви к Нему и вере, что Он Бог наш, ибо Он благ, кроме Него "другого не знаем". Если человек видя столь великую жертву Христа ради нас и Его любовь, не верит, что ОН есть Бог наш, но для веры требует чудес, то такой человек никогда не будет по-настоящему ни любить, ни верить."

Старец рассказал об одном событии его детства.

"Когда я был маленьким и душа моя еще не имела греховной накипи , я очень любил Христа и, держа крест в руке, исполненный радости, ходил по лесу, как монах, пел, молился и хотел стать монахом. Но родители говорили мне, что прежде чем уйти в монахи, нужно, чтобы у меня выросла борода. Я был маленьким, и они немного подшучивали надо мною, говоря, что если я спешу, то мне нужно расческой постоянно расчесывать свои щеки, чтобы борода выросла быстрее. Я, простой тогда, верил в это и исцарапал себе все щеки!

Пребывая в таком состоянии, я встретил однажды в лесу одного молодого агронома, своего односельчанина. Я держал в руке крест, и он, завидев меня, спросил:
-Что это у тебя такое?
Я ему ответил:
- Крест нашего Христа.
Он, не имея благих помыслов, сказал мне:
-Ну и глупыш же ты, Арсений! Не верь этому.
Бога нет. Вся эта религия - поповская выдумка. Мы произошли от обезьяны, а Христос был простым человеком.

Сказав мне это, он встал и ушел. Этот губительный помысел, посеянный юношей, повлиял на мою невинную тогда душу, наполнив ее тяжелыми черными облаками. Оставшись в лесу совершенно один, я начал терзаться помыслами. "Может быть,- говорил мне один из них, - Бога нет, и я напрасно верю в Него". Одни помыслы говорили мне одно, другие –другое. Измученный, расстроенный и пришедший в полное отчаяние, я просил, чтобы Христос, если Он есть, что-нибудь мне показал, дабы я поверил. Но ответа не было.

Измученный таким состоянием, я прилег отдохнуть. В ту же секунду в мою непорочную тогда душу вошел исполненный ревности по Богу добрый помысел и сказал мне:
"А ну-ка встань! Христос, пришедший на землю, не был ли самым благим из живших когда-либо? Не нашлось ни одного человека, который бы увидел в Нем какое-либо зло. Посему, Бог Он или нет, меня это не касается. Поскольку Он самый лучший из живших на земле и другого лучше него я не знаю, постараюсь, насколько смогу, стать похожим на Него и оказывать совершенное послушание всему, что мне говорит Евангелие. А если понадобится, то ради такой Его благости, я и жизнь свою отдам за Него!"

Тогда рассеялись все мои помыслы неверия и душа моя наполнилась безграничной радостью, потому что сила этого ревностного помысла разрушила все сомнения. И когда я поверил и решил, насколько смогу, полюбить Христа, по причине одного только усердия, тогда за этим моим решением последовало и одно небесное чудо*, подтвердившее то, к чему побудил меня ревностный помысел. И тогда я подумал: "Пусть теперь говорит мне, кто хочет, что Бога нет!"".

"Добрый Христианин не делает добро ради своей выгоды, чтобы получить, к примеру, награду или венец, или чтобы не пойти в муку, или чтобы пойти в рай. Он делает добро только потому, что любит его и предпочитает его злу. Все остальное - это естественные следствия блага, приходящие в душу помимо желания христианина. Только так добро приобретает благородство. Все остальное-это психология торговца: "Что ты мне дашь, если я сделаю вот это? " Или "Я делаю это, а ты мне дай вот то!"

_____________
*Когда старца спросили, что за чудо это было, то старец замявшись, ответил, что не может этого сказать. Так он показал, что никто не должен искать чудес, но довольствоваться усердием, которое является ключом, отверзающим врата благ. Но впоследствии старец сказал, что тогда он увидел Господа.