Чудесный свет в ночь на Рождество

Это чудо Господне случилось во время службы в ночь на Святое Рождество 1990 года. Была первая праздничная рождественская служба в первой вновь открытой в Арцахе церкви - Гандзасаре. Небо было покрыто темными тучами, но до этого ни разу не выпадал снег. 


  Глава Арцахской епархии просил: 
- Господи, на Новый год народ не увидел снега, пусть хотя бы в Рождество начнется в Арцахе снежная зима. 

  Это была восхитительная служба. И хор, и священнослужители исполняли ее с огромной радостью, что, конечно, понятно - в историческом Гандзасаре спустя десятилетия впервые происходило Рождественское богослужение.

  В храме горели всего две лампы, однако внутренний полумрак в глазах владыки начал постепенно рассеиваться, он уже видел малейшие трещинки в стенах на большом расстоянии, что невозможно было бы даже при самом ярком дневном свете. А когда стали читать Святое Евангелие, удивительное произошло с владыкой Паргевом. Он увидел, как церковь наполняется светом, становится лучезарной. Во время пения "Сурб-сурб" свет еще более усилился, и церковь заполнилась чудесными красками. Дети, певшие в церковном хоре, радостно смотрели на владыку и улыбались. "Интересно, видят ли они то же, что и я? - думал он. - Наверняка все видят сияющий свет в храме и эти чудесные краски". 

Великолепная, незабываемая служба закончилась. И когда все выходили из церкви, им показалось, что они попали в сказочный мир. С небес падал снег, и каждая снежинка, казалось, была величиной с яблоко. Снег шел более 2 часов и покрыл землю на 30-40 сантиметров. Это был истинно рождественский снегопад. Такими чудесами ознаменовалась первая Рождественская служба в нашем историческом Гандзасаре. 

А позже, когда все начали обсуждать увиденные чудеса, выяснилось, что участники хора стали свидетелями другого чуда. Владыка, как мы сказали, думал, что не только он, но и все остальные видели сверкающий свет в церкви. Однако Гоар Манукян, певшая в ту ночь в хоре, свидетельствовала, что видела другое - яркий свет сошел только на владыку Паргева, когда он стоял между отцом Вртанесом и отцом Мкртичем, и освещал его со спины на протяжении всей многочасовой службы.